Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:41 

Right Move

SurikateG
It's madness! - Madness? What sort of madness?
Название: Right Move
Автор: Ms. Suri aka SurikateG;
Бета: Ozma.;
Фандом: The Avengers (movie);
Персонажи: Локи, Клинт Бартон, прочие Мстители;
Пейринг: нет;
Рейтинг: PG;
Жанр: ангст;
Размер: мини;
Дисклеймер: всё принадлежит студии «Марвел» и богам Асгарда, я никакой выгоды не извлекаю.
Саммари: Вдохновлено заявкой: «Хоукай/Локи. Замереть, направив оружие друг на друга. "И что дальше?"». Альтернативный конец фильма «Мстители».
Заранее прошу прощения за отсутствие явного пейринга и некоторую жестокость.


Никогда еще агент Бартон не думал, что может испытать самую большую радость, самое глубокое горе и снова ощутить прилив радости менее, чем за одну минуту. Успеть поймать на мушку самого лютого врага, мчащегося мимо на немыслимой скорости. Послать в него стрелу. Точно в глаз! И проклясть все, осознав, что противник — не зря его называют богом! — сумел поймать ее в миллиметре от собственного лица. Кажется, Бартон успел увидеть его снисходительную усмешку. Но в следующий миг головка стрелы взорвалась. Летающий скутер разлетелся на части, а его пассажир, сверкнув золотыми рогами, рухнул ровнехонько на соседнюю крышу.
В этот момент Бартон забыл, что он не Халк и даже не Капитан Америка, и прыжки над безднами не входят в круг его умений. Радость, что судьба послала ему еще один шанс для отмщения, сделала его то ли совсем невесомым, то ли очень сильным. И он в один прыжок оказался на соседней крыше. Вовремя.
Поверженный бог в опаленном огнем некогда зеленом плаще отбросил покореженный шлем и поднял голову, почувствовав нацеленные в него пристальный взгляд и стрелу. Последнюю. И самую дорогую. Ее нельзя потратить впустую.
Едва удостоив стрелу вниманием, он насмешливо посмотрел в глаза Бартону.
– И что дальше?
– Сдавайся, – бросил ему лучник.
– Клинт, – мягко и как будто укоризненно протянул Локи. – Я всегда знал, что не стоит отпускать тебя.
– Что ты имеешь в виду? – нахмурился Бартон. Надо было стрелять сразу, с опозданием сообразил он. И еще не поздно... Но тетиву так и не отпустил.
– Когда мы были вместе, ты был более решительным, – ответил Локи, не двигаясь. Он так и не встал в полный рост, оставаясь в неудобной позе на корточках, в которой поймал его Бартон.
– Моя решительность — единственное, что не менялось от твоих чар, не надейся. Я был таким до тебя. И буду после. Поверь уж.
– Верю, отчего ж нет, – широко улыбнулся Локи. – И это должно меня радовать. Ты никогда не колебался, если хотел убить. А сейчас не убиваешь меня. Значит, не хочешь?
– Больше всего хочу, – Бартон словно выплюнул эти слова из стиснутого напряжением горла.
– В чем же дело? – Локи наконец выпрямился. Медленно и осторожно. Чтобы не вспугнуть резким движением застывшего стрелка. – Вот он я. Вот стрела на тетиве. Исполни свое желание, Клинт.
Бартон прицелился в его левый глаз. Вокруг гремят взрывы, свистят выстрелы читаури, с грохотом обрушиваются здания. Все по вине обладателя вот этих самых светло-зеленых глаз. Если бы можно было остановить разрушение одним выстрелом, Бартон бы давно уже спустил тетиву. Но смерть Локи ничего не остановит. И случится ли она, эта смерть? Он же бог.
– Не подавляй в себе желания, агент Бартон, – продолжил Локи едва слышным среди общего грохота голосом. – Это плохо сказывается на здоровье. И на психике. Кажется, вы это так называете? Мы говорим проще: кошмары по ночам мучают. Страшные кошмары. Разве их мало у тебя, что ты хочешь добавить к ним еще один? Он будет. Я знаю. Он станет навещать тебя. Редко-редко. В те сладкие ночи, когда можно спокойно выспаться. Среди милых снов о беззаботном детстве... Да-да, именно тогда. Он будет приходить и хватать тебя за горло. И твои пальцы раз за разом будут соскальзывать с тетивы, и стрела будет пролетать мимо меня. В глаз твоей матери.
Бартон чуть было не отпустил тетиву, но вовремя опомнился.
– Ты решил загипнотизировать меня без скипетра, бог обмана? Не выйдет.
Локи опустил глаза и поднял руки, однако насмешливая улыбка продолжала блуждать по его губам.
– Вы, смертные, почитаете нас, богов, за то, что мы исполняем ваши желания. Я всего лишь пытаюсь исполнить твое.
– Ты заговариваешь мне зубы.
– Нет.
– Это какая-то ловушка...
Локи удивленно приподнял брови.
Бартон лихорадочно соображал. Выстрелить и освободить свое желание? Но убьет ли его простая стрела? Что если он снова перехватит ее в последнюю долю секунды? У Бартона не будет второго шанса. Продолжать держать на мушке, пока не подоспеет подкрепление? Желательно в виде разъяренного братца этого сумасшедшего бога. Только ему, наверно, под силу вправить мозги асгардцу. Но сколько ждать? Локи кажется безоружным. Но его слова сами по себе оружие. А сколько еще в нем сокрыто возможностей, простому смертному, хоть и супер-агенту, даже не вообразить.
– Какая может быть ловушка, когда я сам в ловушке? – сказал Локи. – Я в твоей власти. Мой скипетр в руках твоих друзей — моих врагов. Как и Тессеракт.
– Откуда?..
– Я же бог. Ты забыл? Мне положено знать все. Но мир рушится. И у тебя есть шанс убить бога. Гордись, смертный. Мало кому выпадает такая честь!
Бартон все еще не понимал его игры. А мускулы левой руки уже сводило от напряжения. Скипетр? Тессеракт? Он вдруг осознал, что гарнитура коммуникатора в ухе давно молчит, и он понятия не имеет, что происходит сейчас за пределами этой крыши с его друзьями и с миром вообще. Но чтобы посмотреть, что случилось, надо было опустить лук, а этого он никак не мог допустить.
Локи не сделал ни одного видимого движения, тяжелый зеленый плащ сам соскользнул с его спины и лег у ног как верный пес. Следом за ним сами собой стали осыпаться металлические детали впечатляющего, хоть и изрядно потрепанного костюма. Камзол с плеч асгардский изгнанник скинул небрежным и величественным жестом, будто за его спиной стоял готовый подхватить королевское одеяние лакей.
– Еще ни перед кем из врагов я не был столь открыт, – сказал Локи, вышагивая из груды ненужных уже вещей, словно отрекаясь от них. На нем осталась лишь свободная зеленая рубаха, штаны, да сапоги. – Выбирай цель, лучник, – он развел руки в приглашающем жесте.
Выстрелить или потянуть время? Что? Что он замышляет? Угадать и сделать наоборот. Но как?! Бартон на секунду зажмурился и дернул головой, словно это могло бы привнести ясность в мысли.
– Какая жалость... – поняв, что стрелять в него сейчас все-таки не будут, Локи опустил руки и подошел к краю крыши. – Как жалко умирать в такой красивый день... Но я в этом хотя бы не одинок. Это утешает. Интересно, утешит ли этих несчастных смертных, что они умерли в один день с богом? Пусть и не тем, которому поклонялись? Я много раз представлял себе день своей смерти... И несколько раз думал, что он уже наступил, и каждый раз удивлялся, как это непохоже на мои… представления о том, как это должно быть. Даже боги, Клинт, не могут все спланировать в точности. Этого всего я не планировал… И этот город должен был стать местом моего триумфа, а не могилой. Что ж, он во всяком случае лучше, чем ледяные торосы Ётунхейма, или выхолощенные равнины Ванахейма. И жаль, что это не Альвхейм... – Он поднял глаза к небу, словно надеясь что-то там разглядеть. Ветер, сильный на такой высоте, трепал его спутанные волосы и края распахнутого ворота. – Впрочем, там тоже днем звезд не видно... Агент Бартон, – Локи развернулся к нему всем корпусом. – А где бы хотели умереть вы?
«Ты так долго говоришь о смерти, видимо, надеясь, что она опять не случится? Что ж...»
– Мне все равно, – ответил Бартон, отпуская наконец тетиву.
В последний момент он почему-то решил стрелять не в глаз. И когда стрела пробила сердце беглого асгардского бога, его зеленые глаза широко распахнулись. Но не удивленно, как обычно бывает у людей, осознающих свои последние мгновения на этой земле. Торжествующе.
– Правильный ход, – выдохнул он, пошатнувшись.
И Бартон успел даже увидеть ручейки крови, просочившиеся между пальцев, судорожно прижатых к пробитой груди.
А затем бог перевалился через невысокий бортик крыши и упал.
Гарнитура в ухе внезапно ожила. Треск, шум, тяжелое дыхание кого-то из Мстителей. «...Старк!» – это кричит Нат. «Закрывай!» – это кэп. Кому он? Что происходит? Что творится, и не один ли это из планов Локи, снова использовавшего его, теперь уже без всякой магии?
Треск в коммуникаторе чуть не разорвал голову, и Бартон не сразу сообразил обернуться. Портал над башней Старка начал закрываться. Зрелище оказалось столь впечатляющим, что даже он, опытный вояка и агент Щ.И.Т.а, смотрел, разинув рот, как мальчишка. И лишь когда дыра в небесах совсем затянулась, и столб чистой энергии погас, он вспомнил о проигравшем боге, со стрелой в груди валяющемся у подножья разгромленного небоскреба. Только вот валяющемся ли?
Бартон слетел вниз практически как ястреб. Перепрыгивая через пролеты и скользя по тросам неработающих лифтов.
Ему казалось, что на улице, среди развороченных глыб асфальта и кусков стен, среди сгоревших машин и попадавших с небес скутеров, среди трупов людей и читаури, найти всего один труп будет нелегко. И если он не найдет его, то что делать тогда? Как оправдываться перед всеми и перед собой за неверное решение? Однако он заметил его сразу.
Ярко-зеленая рубаха, темно-красные пятна крови, обломанная стрела. Неестественно раскинутые руки и ноги. И светло-зеленые глаза, невидяще глядящие куда-то ввысь, в безоблачное синее небо.
Клинт опустился на одно колено и потрогал его шею, пытаясь нащупать пульс. Ни пульса, ни дыхания. Даже кожа успела похолодеть.
«В этот раз ты не обманул, бог лжи. – Бартон усмехнулся. – Неужели в этом был твой план? Но зачем?»
– Ребята, как у вас там? – сказал он в коммуникатор.
– Живы, – устало отозвалась Нат. – Рада, что ты тоже.
– Мы выиграли, – преувеличенно бодро сообщил Роджерс. – Так... одно дельце осталось. Присоединишься?
– А потом шаурма... – голос Старка был на удивление тусклый.
– Что за дело?
– Локи, – коротко ответил Тор.
– Извини, парень, ты своей очереди не дождался, – Бартон усмехнулся, но почему-то невесело, и снова взглянул на поверженного бога. – Мы с ним у развалин Сити-банка на 6-й. Можете не спешить. Он уже никуда не уйдет.
– Что?!
Бартон отключил гарнитуру, чтобы не слышать разъяренных воплей Тора.
Он понимал его. Брат, хоть и предавший семью, все равно брат. А они, практически бессмертные... Сколько земных жизней возникло и угасло здесь, пока эти двое ходили вместе где-то далеко под вечно-звездным небом Асгарда?
Он сам провел всего ничего времени с Локи. Не по своей воле. И большую часть он помнил очень смутно. Но и ему почему-то было жаль. Что так и не узнал.
«Ты был необычным противником... Было бы интересно тебя разгадать».
И Клинт закрыл его застывшие глаза.
Тор примчался первым. Кэп, таща на закорках Старка, пыхтел следом. Последним с неба свалился Халк, скатившаяся с его плеч Наташа тут же отбежала от него подальше. Бартон успел ей улыбнуться, отходя в сторону, чтобы не мешать могучему асгардцу упасть на колени рядом с телом брата и оплакать его.
– Что с ним? – деловито спросил Роджерс.
– Стрела в сердце, – будничным тоном объяснил Бартон. – И падение с крыши.
Они дружно подняли головы вверх, оценивая высоту.
– Для отбивной с кровью он выглядит недостаточно отбитым, – прокомментировал Старк. – И крови...
Кэп ударил его в плечо, выразительно шевельнув бровями в сторону Тора. Старк тяжело вздохнул, но кажется, больше от общей усталости, он вообще выглядел неважно.
Тор тем временем молча вырвал из груди Локи стрелу, изломав ее в конец, отбросил в сторону, сложил его руки на груди и рукавом стер выступившую на губах кровь.
Клинт отвел взгляд. Он ни секунды не пожалел о том, что сделал. Но смотреть в глаза асгардцу было бы тяжело.
– Возможно, это лучший выход для него, – едва слышно прошептала Нат, как бы невзначай коснувшись локтя Бартона.
– Я заберу его в Асгард, – глухо произнес Тор, все еще не поднимая головы. Видимо, надеясь скрыть за спутанными волосами дорожки от слез на щеках. – Отец должен попрощаться с ним. Хоть так. И мать.
– Конечно, Тор, – ответил за всех Роджерс. – Никто не откажет тебе в этом праве.
Тор все-таки не удержался, провел ладонью по лицу, размазывая слезы с грязью. Встал, подхватив тело брата на руки.
– Где Сэлвиг? – спросил он. – Если он сумел открыть портал для читаури, сумеет открыть и для нас.
– В башне Старка, – ответила Нат. – Ему здорово досталось, и в его возрасте это...
– Идем, – приказал Тор, перехватывая Локи так, чтобы его голова не сильно запрокидывалась. – Показывайте путь.
– Приглашаю, – развел руками Старк. – Выпивка с меня, если там что-то осталось. Я предлагал ему. Он отказался... Так хоть мы за него выпьем.
– Он был достойным противником, – согласился Роджерс. – За таких стоит выпить.
– И умер достойно... Честно, – добавил Бартон.
– В конце концов, он нас всех сплотил в одну команду, – произнесла Нат.
– Я и говорю: чем не повод выпить, – кивнул Старк, но как только Тор смерил его неодобрительным взглядом, тут же поправился: – Если б у меня была шляпа, я бы первый ее снял сейчас в знак уважения к павшему врагу. Но маску ты у меня сам сорвал, а во всем остальном я сейчас и идти-то с трудом могу. Заклинило все.
– Постарайся, – хмуро бросил Тор и зашагал прочь.
Бартон пропустил его, но задержал взгляд на бледном лице его брата... Голова Локи в очередной раз дернулась, запрокидываясь, и Клинту показалось, что губы бога обмана дрогнули, складываясь в знакомую насмешливую улыбку.
– Что? – спросила его Нат, подталкивая, чтобы не отставать от других.
– Ничего.
Что бы ни было, это их больше не касается. Тор никому не позволит притронуться к телу Локи на Земле. А в Асгарде... На то они и боги, чтобы свои бессмертные дела решать своими путями. И чем дальше это будет от смертных, тем лучше.

@темы: Angst, PG-13, Клинт Бартон (Соколиный глаз/Хоукай), Локи, Мини, Муви-верс, Фанфикшен

Комментарии
2012-11-06 в 21:56 

Eliza Hale
Смерть - это не угасание. Это выключение лампы потому что наступил рассвет.
:weep3::weep3::weep3:
надеюсь, что Локи все же жив

   

You have heart

главная