00:29 

фик

птичка сокол
shut up and smile. (с)
название: Смерть стоит того, чтобы жить
автор: птичка сокол
бета: <Кэрри>
фандом: мстители
пейринг: Локи/Клинт
рейтинг: R
жанр: action, romence
размер: миди
описание: про жизнь, про людей и про то, к чему приводит любопытство, если вас зовут Клинт Бартон
посвящение: Кэрри, прекрасной моей бете. заечка, еще раз спасибо.
мои благодарности Йож во фраке, без которой визуализации бы не было, а еще arafrael за консультацию и за то, что тоже ждала этот текст. и Локи моему спасибо за фандом, за Бартона и за отдельный кусок этого текста.)


изображение


Локи на троне, улыбается мальчишески, щурится насмешливо, что-то говорит в спину уходящего брата. Смеется, запрокинув голову, обнажив тонкую шею, бледную кожу. Становится вдруг резко серьезным, оглядывается, будто ищет кого-то, но не находит, и вот уже холод в глазах, жесткая линия губ, ни следа хрупкого очарования. Резко вскидывает руку, выгибает в локте, подставляя предплечье. Шорох крыльев взрезает тишину тронного зала, сокол мягко цепляет когтями кожу наручей. Локи снова улыбается, оглаживает перья, шепчет что-то и снова вскидывает руку. Сокол с яростным клекотом снимется с места, устремляясь через арку окна к чистому небу. Локи улыбается и провожает птицу взглядом. Он знает, что сокол вернется.

Клинт открыл глаза. Сон не хотел отпускать, тянул обратно в неверные объятия, обещал показать еще больше, еще интереснее. Но лучник знал, стоит закрыть глаза – и он тут же провалится в холодную темноту, и будет падать, бесконечно долго падать, и проснется раньше, чем почувствует дно. Еще один день начался.
Бартон теперь работал как одержимый. Стоило ему вырваться из цепких лап психологов ЩИТа и получить одобрение директора на возвращение к оперативной работе, он тут же сбежал на задание на другой конец света – в Албании завелась секта некромантов-любителей, уже успевших изрядно пошуметь. Бартон быстро разобрался с проблемой и вернулся на базу за очередным заданием, но столкнулся с неприятным фактом: Фила больше не было, и теперь никто не стоял между Клинтом и беспощадным бюрократическим аппаратом ЩИТа. Албанские некроманты теперь казались милейшими ребятами, тонны отчетов затмили надежду вновь увидеть белый свет, Наташа еще не вернулась из Румынии, поэтому Бартон страдал в одиночестве. Он часами пропадал в тренировочных залах, гонял стажеров до полусмерти, заставляя сдавать нормативы каждую неделю, довел до белого каления инструктора по фехтованию, который имел неосторожность согласиться помочь ему подтянуть уровень. И тогда Фьюри, устав от бесконечных жалоб на скучающего агента, загрузил Клинта таким количеством операций, что тот практически перестал появляться на базе – раз в пару недель он возвращался, буквально доползал до своей комнаты, отсыпался сутки и снова вылетал на задание, предварительно совершив разоряющий набег на арсенал.
У нового начальства были свои методы работы. Теперь его посылали на любые задания, от простых до самых сложных, и ничего не объясняли – только выдавали тонкий файл с минимумом необходимой информации, и Клинту приходилось тратить драгоценное время, заполняя пробелы. Он учился работать в новых условиях, совершенствовал навыки общения и значительно расширил список информаторов, убедился, что помимо Наташи было еще несколько человек, которым можно было доверить прикрывать свою спину, если вдруг станет совсем жарко, но никто из них не занимал руководящую должность.
Теперь Клинт не знал, прибудет ли обещанная команда эвакуации или нет. Ангелы-хранители для боевых групп на секретных заданиях в недружественных странах – Бартон лично знал этих парней, не раз проставлял им пиво и был уверен, что если Коулсон обещал, значит, за ним придут и вытащат, как бы плохо ни было. Но Коулсона больше не было, и Клинт уже не раз бесконечными днями прятался по чердакам и канавам, чтобы с наступлением сумерек попытаться добраться до резервной точки отхода, отрываясь от преследования и убивая больше людей, чем было в плане – любой случайный свидетель мог стать потенциальной угрозой безопасности, а Клинт очень хотел вернуться живым, хотя бы из вредности.
Наташа все больше хмурилась – ей тоже не нравилось оставаться без прикрытия. Она даже попробовала поговорить напрямую с директором, но тот просил подождать еще немного. Бешенный Ник*. Попросил. Романова и Бартон потом долго сидели на крыше жилой высотки, обсуждая, что именно имел в виду Фьюри: или их пошлют на очередное задание, с которого они уже не вернутся, или директор в курсе событий, но ничего не может сделать в данный момент, и если да, то чего именно он ждет и к чему следует готовиться им самим?
Клинт высказал предположение, что пора сматываться, пока они еще живы. Наташа возразила, что теперь ей стало любопытно, что происходит на самом деле. Бартон обреченно вздохнул – кажется, его надеждам дожить хотя бы до сорока не суждено сбыться.

* Fury – ярость, бешенство. Раэль, привет.
***
Фьюри вызвал Бартона и Романову в свой кабинет. В кабинете сидел Фил, живой и невредимый.
- Мы не были уверены, получится ли вернуть агента Коулсона, поэтому ничего не говорили.
Наташа, такая бесстрашная и сильная, собранная и все контролирующая, вдруг всхлипнула, тут же прижав ладонь ко рту, будто в попытке вернуть вырвавшийся звук обратно в горло.
Бартон ругнулся сквозь зубы, но быстро взял себя в руки, подошел к креслу Коулсона и протянул руку. Фил ухватился за подставленную ладонь, поднялся, тут же обнимая Клинта.
- Я рад, что ты не натворил глупостей в мое отсутствие.
Бартон фыркнул:
- Давай в следующий раз ты проверишь меня на наличие здравого смысла менее радикальным способом?
Коулсон тихо рассмеялся.
- Ничего не могу обещать, – он отстранился от Клинта и обернулся к Наташе. – Иди сюда, девочка моя.
Наташа невозможно быстро оказалась рядом, обняла, пряча лицо в темную ткань пиджака Фила. Несколько раз сорвано вздохнув, она расслабилась от теплых, уверенных прикосновений к спине и взяла себя в руки.
- Не смей больше так делать, - отстранившись, она зло прищурилась. – Не смей больше так нас бросать. Я не могу одна присматривать за этим оболтусом, - она кивнула в сторону Клинта.
- Не вали все на меня, Нат, - усмехнулся Бартон, но тут же добавил серьезно, - но ты права, - он посмотрел на невозмутимого Коулсона. – Какого черта ты полез геройствовать?
- Вы были заняты, - улыбнулся Фил, слегка пожав плечами, и Наташа с Клинтом синхронно закатили глаза, а молчавший до этого Фьюри еле слышно фыркнул.
- Это, конечно, серьезный аргумент. А теперь поговорим о делах.
И директор выложил все карты на стол, рассказал, как обстоят дела на самом деле, что в организации раскол – у Совета свой человек внутри, и он не желает им здоровья и благополучия. Что они не могут выступить открыто, но и сдаваться не собираются. Они долго обсуждали детали предстоящей работы, рассматривали разные варианты, пытаясь принять оптимальное решение.
После завершения совещания Наташа осталась доложить о результатах задания, предоставив мужчинам возможность поговорить наедине.
Преодолевая стерильные метры коридора, Клинт пытался уложить в сознании тот факт, что его друг и наставник жив и уже через несколько недель вернется к работе – даже заговор не казался настолько шокирующей новостью. В глубине души он был благодарен директору, что тот рассказал им все до официального воскрешения – Клинт не питал лишних иллюзий, но узнать, что начальство думало о его душевном благополучии было неожиданно и приятно, особенно в сложившихся обстоятельствах.
- Ты молчишь уже четыре минуты. Мне начать беспокоиться?
- Я сам пока не очень понял. Как ты?
Коулсон остановился и повернулся к Клинту лицом.
- Я жив, и это главное, - он улыбнулся, - а с остальным я буду разбираться по мере возникновения необходимости.
Бартон кивнул, помолчал немного и, будто решившись прыгнуть в ледяную воду, выдохнул:
- Ты злишься?
Фил удивленно приподнял брови и коснулся плеча лучника, вынуждая поднять голову и посмотреть в глаза.
- С чего ты взял?
Бартон отвернулся, внимательно изучая взглядом стену напротив. Коулсон вздохнул.
- Клинт, ты не виноват, не бери на себя все грехи. Я читал отчеты наших умников – сопротивляться влиянию жезла было невозможно.
- Но Селвиг смог, - глухо возразил Клинт.
- Ты тоже.
- После того, как Нат приложила меня по голове.
- А Селвиг достаточное время находился у открытого портала.
- Думаешь, это повлияло на магию внушения?
- Не исключаю такой возможности.
- Но ты все равно не взял меня в команду, - выпалил Клинт.
- Так вот в чем дело.
Фил мягко улыбнулся и взлохматил волосы лучника. Тот фыркнул и вывернулся из-под руки.
- Ты уже вырос, сокол, чтобы я продолжал тебя чему-то учить. Ты уже сам можешь брать под крыло стажеров и учить их уму-разуму, но, боюсь, директор не оценит такой инициативы.
Бартон рассмеялся и заметно расслабился, будто сбросил с плеч тяжелую гранитную плиту вины, которую нес все это время.
- Вот уж точно. Значит, наберешь молодняк и будешь делать из них супер-солдатиков?
- В целом да, но в этот раз я думаю подключить еще и научный отдел.
- Ботаников? Они-то тебе зачем?
- Хочу поработать с многопрофильной группой – так у нас будет больше автономии.
- Тогда тебе точно нужен еще один взрослый, - фыркнул Клинт. – Я слышал, что агент Мэй уже некоторое время не участвует в операциях.
- Думаешь, она захочет вернуться?
- Она родилась оперативником, - немного грустно улыбнулся Бартон. – Она может попытаться убедить себя, что это больше не для нее, но очень скоро ее потянет обратно. Облегчи ей жизнь – разыграй так, чтобы у нее не осталось другого выбора.
- Я же говорил, что мне больше нечему тебя учить.
Клинт довольно усмехнулся:
- Скажи ей, что она будет просто вести автобус. Очень клевый автобус.
***
Теперь, когда Клинт знал, что Фил жив, дышать стало легче. Он взял отпуск на две недели – отпустившее его нервное напряжение, казалось, переключило внутри какой-то тумблер, перекрыв доступ к внутренним резервам, на котором он держался последние недели, и теперь организм яростно требовал отдыха.
Первые три дня лучник отсыпался и наслаждался бездельем. Он перезванивался с Коулсоном, расспрашивал его о новой команде и искренне веселился, когда услышал, что Фил решил дать Скай еще один шанс.
- Признайся, ты по мне скучаешь.
- Немного, - хмыкнул Фил, - может быть, даже как-нибудь приглашу тебя нас прикрыть.
Бартон мрачно усмехнулся:
- Да, с прикрытием у нас в организации проблемы.
- Клинт, мы уже говорили об этом.
Такие привычно-родные мягкие интонации успокаивали, и Бартон прикрыл глаза.
- Да, я помню, что обещал быть хорошим мальчиком.
- В твоем исполнении это звучит как угроза.
- Ты слишком хорошо меня знаешь, - рассмеялся Клинт. – До связи.
Бартон отключился и пошел варить себе кофе.
Вечером четвертого дня к нему в квартиру яростным огненным вихрем ворвалась Наташа. Ссадина на скуле, яркое пятно ожога на предплечье, сломанное ребро – на глаз определил Клинт. Не удивительно, что шпионка была не в духе.
- За мной опять не пришли, - зло бросила Романова и упала на диван, скривившись от боли.
- Бери отпуск и перестань лезть в заботливо намыленную петлю.
- Не поверишь, но мне жалко молодняк – они же как пушечное мясо для них, а у меня хотя бы есть шанс вернуться живой.
- С возрастом ты становишься сентиментальной, - фыркнул Бартон и тут же получил диванной подушкой. – Хэй!
- Кто бы говорил, - Нат провела пальцем по тонкой обложке фотоальбома, забытого Клинтом на подлокотнике. – Подушку верни.
Лучник поднял подушку и передал ее Наташе.
- Кофе будешь?
- Спрашиваешь.
Нат грела ладони о горячие бока принесенной Клинтом кружки. Клинт сел рядом с ней на диван.
- Серьезно, не соглашайся больше на одиночные задания.
- Я открыла несколько счетов в банках гостеприимной Европы. – Романова подхватила лежащий на журнальном столике блокнот, открыла чистую страницу и записала несколько рядов цифр. – Запомнил?
Бартон кивнул и вырвал страницу из блокнота – паранойя быстро становится второй натурой, если начинаешь смотреть на мир реальными глазами. Пока листок догорал в пепельнице, Клинт достал белый плотный конверт из рюкзака, брошенного рядом с диваном.
- У меня тоже для тебя подарочек есть, - он передал конверт Наташе. – Здесь ключи и адреса, документы будут готовы через несколько дней.
- Ты ему сказал?
- Нет, но заказал три комплекта.
Романова кивнула:
- Хорошо. Но надеюсь, они нам не понадобятся.
***
Они были одной семьей – Коулсон, Бартон и Романова.
Фил, Клинт и Нат. Трое одиночек, сбившихся в стаю, решившихся поверить кому-то еще, кроме самих себя. ЩИТ объединил их, но не стал домом – только временным пристанищем, к которому они привыкли. Они были домом друг для друга.
Коулсон нашел Клинта на улицах Гарлема – тот, еще мальчишка, попытался украсть его бумажник. Наглый взгляд и ни капли страха – Фил невольно восхитился и ослабил захват ровно настолько, чтобы юный вор не навредил себе, если вдруг решит попытаться вырваться. Клинт не пытался – замер настороженным зверем, уже осознав, что столкнулся с хищником, гораздо более опасным, чем он мог себе представить.
- Ты не похож на местного.
- Не похож, - согласился Коулсон. – Как и ты.
- А я здесь ненадолго, - Клинт оскалился и попытался вывернуться из захвата.
- В другую сторону.
- Что?
- Четыре пальца сильнее одного. Попробуй в другую сторону.
Клинт прищурился, расслабил кисть и попробовал снова – получилось.
- Ты поддался.
- Естественно, иначе бы ты сломал запястье.
Мальчишка фыркнул и глянул исподлобья.
- И что теперь?
Коулсон на секунду задумался.
- Если хочешь, я познакомлю тебя с одним человеком.
Через два года старший лейтенант Клинт Бартон поступил в Академию ЩИТа. Еще через восемь лет он вернулся из Хьюстона с Романовой.
Наташа долго привыкала, но ни разу не пыталась сбежать – устала. Ей захотелось попробовать что-то новое, пусть даже опасное лично для нее. Доверие – это всегда риск, но эти двое ничего не требовали, просто были рядом, смеялись, беззлобно переругивались между собой. Наташа сама не заметила, как стала частью стаи. Фил приютил их, потерявшихся волчат, дал им новую семью и цель в жизни, подарил что-то очень похожее на надежду, хотя Нат давно отучила себя разбрасываться громкими словами.
Они были семьей – Фил, Клинт и Наташа. Друг за друга они были готовы убить любого.
***
К концу недели Бартон начал задыхаться – стены давили, хотелось чистого неба, ветра и скорости. Отпуск – это хорошо и прекрасно, если ты офисный клерк и незамутненной ненавистью любишь свою работу. С Клинтом было иначе – он редко когда скучал, много путешествовал, узнавал новых людей – правда, в основном, через прицел, но это его не смущало. Клинт считал, что ему повезло. Да, он не был уверен в завтрашнем дне, никогда не знал, доживет ли до конца недели или месяца, дома его не ждали верная жена, пара ребятишек и лохматый пес. Но зато он жил, жил, а не существовал, дышал полной грудью и как мог берег свою семью.
Лучник оглянулся – ночное шоссе высвечивали фары, разгоняя темноту, вычерчивая графитом контуры леса. Он успел уехать далеко от города и теперь остановился перекусить и отдохнуть. Плечи налились приятной тяжестью, правый бок согревал не успевший остыть капот машины, на дне банки осталось еще немного колы. Клинт перевернулся на спину. Ветер разогнал тучи, и первые робкие звезды украсили стремительно потемневшее небо. Бартон прикрыл глаза.
Тонкие пальцы сжимают древко стрелы, трогают осторожно наконечник, не позволяя стали ранить бледную и наверняка холодную кожу. Оперение касается губ, и острая улыбка превращает ледяную маску в живое лицо. Смешок, хитрый прищур невозможно зеленых глаз. Он уже видел их, но никак не может вспомнить, где именно. Сильные пальцы ломают стрелу – сухой треск оглушает, улыбка меркнет. Беспощадный взгляд сметает все барьеры, прорывается к самому нутру, обжигает холодом, изучает пристально, ищет что-то и отпускает неожиданно, резко, выбрасывая в реальность.
Клинт вскинулся, скатился с капота, припав на колено. Он напряженно прислушивался, вглядывался в темноту, пытаясь понять, что именно его разбудило: сон или реальная угроза. Ночь была безмятежна.
Бартон поднялся на ноги, с хрустом потянулся, провел ладонью по лицу, снимая остатки сна. Как чертово наваждение, образ скандинавского бога преследовал его уже которую ночь, но Клинт не спешил обращаться к специалистам, будто чувствовал – они не помогут. Поэтому и ехал сейчас через всю страну, ночевал в машине, спал урывками и считал дни до окончания отпуска. Дорога – лучший вариант психотерапии. Никто не лезет липкими пальцами в нутро, колеса наматывают пройденные мили, двигатель низко, мягко урчит, успокаивая, давая отдых нервной системе. Клинт наслаждался каждой минутой.
Сны начали преследовать его после второго вторжения. Несколько дней было спокойно, команда Коулсона разгребала завалы в поисках инопланетных объектов, Романова улаживала вопросы с посольствами других стран, которым тоже досталось, и заодно собирала интересующую организацию информацию. Бартон в это время отсыпался на базе – он только вернулся с абсолютно провального задания, его еще ждала тонна отчетов и очередные похороны.
Тогда Локи явился ему впервые.
Клинт встряхнулся – пора было ехать дальше. Он провел ладонью по гладкому боку машины, сел внутрь, завел двигатель – восемь цилиндров ожили, разогнали утреннюю тишину мягким рокотом. Бартон любил эту машину – Челленджер 70-го года*. Они с Филом вместе нашли ее, вместе ремонтировали, собирали запчасти по всей стране. Клинт тогда только вернулся из армии, привыкал к гражданской жизни, и ему нужно было за что-то зацепиться. Этим чем-то стала машина – Клинт мог сутками пропадать в гараже, забыв про еду и сон, отвлекаясь только на работу, которой у младшего агента пока было не очень много.
Бартон выехал на шоссе, коротко взглянул в зеркало заднего вида и крепче сжал руль – так, что побелели костяшки пальцев. У него оставалось еще достаточно времени до конца отпуска, чтобы убедить себя в том, что сны – это только сны и ничего больше, даже если они начинают преследовать и в реальности.

* Dodge Challenger R/Т, 1970 год выпуска, двигатель Chrysler 383 Magnum V8, мощность 335 л.с., механическая коробка передач, задний привод. Зверь-машина цвета сумасшедшая слива: carsweek.ru/upload/medialibrary/6fa/dodge_chall...
***
Асгард, в то же время
- Брат, почему ты не оставишь этого смертного в покое? Он славный воин.
- Именно поэтому, Тор. Я знаю, что он хорош. И хочу его себе.
Громовержец возмущенно вскинул голову, рука крепче сжала рукоять молота. Локи наблюдал за братом со снисходительной улыбкой.
- Ты так предсказуемо реагируешь, братец. Но не волнуйся, я не планирую причинять лучнику вред. Скорее, наоборот, у меня к нему предложение.
- Почему именно человек? В Асгарде много славных воинов.
Локи болезненно усмехнулся.
- И кто из них добровольно пойдет за мной? - Тор хотел возразить, но Локи не позволил. – К тому же, человека проще заменить – мороки меньше.
- И ты думаешь, он станет тебя слушать?
- Станет, - Локи улыбнулся, немного безумно, но искренне. – Станет. У него не останется иного выбора.
***
Солнце почти село, и сумерки опустились на округ Тревис. Бартон давно хотел посмотреть на «Трассу Америк»*, но работа обходила Техас стороной. Он даже хотел уговорить Наташу приехать на Гран-При, но та категорически отказалась – ей хватило Монако и Старка. Зато теперь можно было насладиться тишиной.
Клинт с силой прижал ладонь к лицу, сжал переносицу, растер веки. Глаза подводили его – реальность искажалась, обманывая его неверным цветом, ломаными линиями расстояний, дрожанием контуров. Лучник хотел бы списать все на усталость и нехватку сна, на долгие часы в дороге и однообразный пейзаж, но он знал свой предел, и до него было еще далеко. К тому же, он высыпался: спал по три-четыре часа в сутки, но после каждого нового кошмара просыпался бодрым, полным сил.
Бартон вздохнул и обернулся.
- Сегодня ты решил явиться воплоти? Надоело развлекаться?
Он шкурой почувствовал появление Локи, всем своим нутром, чутьем хищника. Почувствовал – и успокоился. Раз Локи здесь, значит, Клинт не сошел с ума. Значит, ему что-то нужно – если бы Локи хотел его убить, Клинт был бы уже мертв.
- Это не может надоесть, лучник, но я решил, что нам пора поговорить лично.
Локи сделал шаг вперед, поднял руки, показывая пустые ладони. Неизменная зелень одежд, легкий доспех – не боевой, скорее, повседневная одежда воина, даже если его главное оружие – магия. Но сейчас он пришел не воевать, а говорить, и это было интересно.
- У меня есть к тебе предложение, смертный.
Бартон склонил голову к плечу:
- И какое же?
- Я хочу, чтобы ты пошел за мной, – Клинт непонимающе нахмурился. – Стань моей разящей стрелой.
- С чего бы это?
- Я так хочу. Ты был неплох, лучник, во время нашего небольшого развлечения. Я дам тебе новое оружие, и ты станешь лучшим.
- Я и так лучший.
- В Мидгарде – да. Но я говорю обо всех девяти мирах.
Клинт с любопытством смотрел на бога, изучая его как диковинное явление.
- И я должен вот так просто согласиться?
Локи недоуменно вскинул бровь.
- Что тебя останавливает, смертный?
- Здравый смысл, может быть?
Клинт усмехнулся, повел плечами, не удержался – снялся с места, начал ходить туда и обратно, вытаптывая покрытую росой траву. Локи с интересом наблюдал за хаотичными перемещениями лучника.
- Я, что, правда должен объяснять?
Локи обезоруживающе серьезно кивнул.
- Хорошо, - Бартон выдохнул, взяв себя в руки. – Ты явился в мой мир, притащил за собой пришельцев, разрушил мой город, - он загибал пальцы, перечисляя. – Подчинил мое сознание чертовой магией, в конце концов! И я теперь должен так просто пойти куда-то за тобой, соблазнившись перспективой прославиться черт знает где?
- По-моему, все логично.
Локи пожал плечами, и Клинт застонал беспомощно, спрятав лицо в ладонях, но тут же вскинулся, услышав мягкий смех.
- Вы такие забавные, смертные.
Локи улыбался – мягко? Бартону захотелось протереть глаза.
- Я предлагаю тебе возможность встать рядом с правителем Асгарда. Это не только великая честь, но и определенные привилегии. – Локи хитро прищурился.
Клинт задумчиво смотрел на бога, пытаясь понять, кто из них сошел с ума.
- Ты серьезно. И это не очередной бредовый сон. – Бартон развел руками. – Но это все равно бред.
Локи качнул головой и снова легко улыбнулся.
- Я дам тебе время, смертный. Позови меня, когда одумаешься.
Клинт фыркнул, хотел возразить, но секундное движение век – и Локи уже не было. Лучник оглянулся – его восприятие вернулось к норме, линии и цвета перестали искажаться. Мир снова стал прежним.
Бартон вернулся к машине, присел на капот и достал мобильный, набрав номер.
- Фил? Либо я окончательно рехнулся, либо мир слетел с катушек, но Локи только что приходил говорить со мной.

* «Трасса Америк» - гоночная трасса недалеко от Остина, штат Техас, уже два года там проходит Гран-При США Формулы 1.
***
Телефон ожил, когда Бартон пересекал Канзас.
- Нат? Уже слышала новости?
- В общих чертах. Ты в порядке?
Клинт улыбнулся – Романова пыталась прогнать из голоса беспокойство, но он слишком хорошо ее знал.
- Жив, цел и бодр духом, - бодро отчитался лучник и довольно усмехнулся, услышав смех напарницы. – Серьезно, я сам удивлен – в меня не тыкали подозрительными палками, не угрожали и даже дали время на размышление.
- Все течет, все меняется, - философски заметила шпионка. – Есть идеи, что ему от тебя нужно?
- Он собирает команду. – Наташа недоуменно фыркнула. – Сам долго смеялся, когда додумался.
- Это становится модным.
- Мне одному кажется это жутким?
- Нет, тут я с тобой солидарна. – Наташа помолчала. – На Хилл напали.
- Что?! - Клинт ударил по тормозам, свернул на обочину и вылетел из машины. – Когда? Она в порядке? Какого черта ты сразу не сказала?
- Успокойся. Она жива, отделалась царапинами. В отличие от нападавших.
- Кто? – Бартон замер, сжав кулаки.
- Тебе не понравится мой ответ.
- Ясно.
Клинт опустился на землю, прислонившись спиной к машине.
- Через час я присоединюсь к Коулсону и его ребятам – Фьюри дал нам совместное задание. Тебе он продлил отпуск, так что не высовывайся.
- Как-то все очень кстати происходит.
- Думаешь, это он подстроил?
Никто из них не хотел произносить имя Локи вслух.
- Нет, зачем? Он просто выждал подходящий момент.
- Ты можешь воспользоваться его предложением и извлечь выгоду для себя. Рискованно, но интересно – как раз по твоей части, - добавила Романова с усмешкой.
- Это другая лига.
- Признайся, тебе же любопытно.
- До черта, - усмехнулся Клинт.
Он поднялся на ноги, через открытое окно влез в бардачок и достал сигарету из мятой пачки.
- Надо все обдумать, – чиркнув зажигалкой, он с наслаждением затянулся.
- Я поговорю с Коулсоном, когда поднимусь на борт. А ты пока держись подальше от камер.
- Давай, поучи меня скрываться, - фыркнул Клинт. – Звони на спутниковый.
- Береги себя, Клинт.
- Ты тоже, красавица.
Бартон оборвал соединение. Снова прислонившись к теплому боку доджа, он замер, выжидая, обдумывая ситуацию. Минут через двадцать его терпение оправдалось – мимо проехал пикап. Бартон забросил телефон в кузов и грустно усмехнулся – не предполагал он, что когда-нибудь снова придется скрываться от ЩИТа.
***
Фил перезвонил через три часа.
- Ты уверен?
- Нет, но это неплохой вариант.
Коулсон вздохнул, и Клинту тут же захотелось оказаться рядом – положить руку на плечо, успокоить, улыбнуться ободряюще, сморозить какую-нибудь глупость. Он не хотел, чтобы Фил переживал из-за него.
- Хэй, я справлюсь.
- Знаю. Но я имел в виду несколько иное, когда говорил, что ты уже достаточно вырос.
Бартон рассмеялся:
- Надо было точнее формулировать.
- Я учту на будущее. Попробуй найти Тора, когда прибудешь на место.
- Думаешь, он сразу заберет меня в Асгард?
- Не вижу причин, почему бы ему поступить иначе.
- Хорошо.
Клинт закрыл глаза и откинулся на спинку дивана. Он свернул с трассы на одну из грунтовок и наткнулся на заброшенную ферму. Убедившись, что в радиусе нескольких миль нет ни единой живой души, Бартон угнездился на кухне – там был лучший обзор.
- Фил? – Клинт нерешительно замолчал, собираясь с духом. – Не геройствуй там, хорошо? – и замер, ожидая справедливого негодования.
Но Коулсон в ответ мягко рассмеялся:
- Прекрати так за меня переживать.
- Между прочим, у меня для этого есть повод, - проворчал лучник.
- Агент Мэй не позволяет мне об этом забыть.
- Передай ей мою бескрайнюю благодарность.
Несколько минут теплого молчания придали Клинту уверенности в себе.
- Я не собираюсь прощаться.
- Конечно, - фыркнул Коулсон. – Я буду разочарован, если ты не навяжешь нашему скандинавскому другу свои условия.
- Естественно, - усмехнулся Бартон. – Он еще будет умолять тебя забрать меня обратно.
- Точно, - Клинт был готов поклясться, что слышит улыбку Фила. – Лети высоко, птенец.
Бартон фыркнул в ответ на такое детское обращение, пробормотал что-то невнятное и отключился. Этой же фразой Коулсон провожал его в армию, отдавая на попечение своего бывшего сослуживца. Клинт посидел немного, улыбаясь своим мыслям, встряхнулся, поднявшись с дивана, прошелся по кухне. Не было смысла больше тянуть.
Он закрыл глаза, глубоко вздохнул, вызывая в памяти образ бога.
- Локи.
- Я здесь, смертный.
Бартон обернулся на голос – Локи стоял спиной к окну, заходящее солнце высвечивало его фигуру, и Клинту снова показалось, что зрение подводит его. Но, возможно, дело было в боге, стоящем перед ним.
- Что конкретно ты хочешь от меня?
- Хочу, чтобы ты пошел за мной, - Локи прикрыл глаза и улыбнулся. – Добровольно.
- Почему именно я?
- Ты славный воин, лучник, и способен сам делать выводы. Я предлагаю тебе возможность. Не понравится – вернешься домой.
- И ты вот так просто меня отпустишь?
Локи кивнул и хитро улыбнулся:
- Да, но не думаю, что мне придется. Мне нужны лучшие воины рядом. Воины, которым я смогу доверять.
- Доверять?
- Именно, - улыбка пропала с лица бога, теперь он внимательно смотрел на лучника. – Я занял трон, теперь начинается настоящая работа.
Клинт задумчиво потер подбородок.
- Хорошо. Никакой подчиняющей магии, - он дождался кивка Локи, - и возможность возвращаться на Землю.
- Зачем? Что тебя держит здесь?
- Моя семья, - Бартон пожал плечами и позволил себе легко улыбнуться.
Локи презрительно скривился:
- Семья? Это та семья, которая предала тебя? Та семья, от которой ты прячешься в этой дыре?
- Я похож на идиота? – лучник напрягся.
- Теперь у меня есть такие подозрения.
- ЩИТ – не семья, - Бартон помолчал, подбирая слова, - но это не относится к некоторым агентам.
Локи прищурился:
- Они будут отвлекать тебя от выполнения твоих обязанностей.
- Сначала ты зовешь меня славным воином, потом подозреваешь в идиотизме и практически обвиняешь в непрофессионализме.
Бартон склонил голову к плечу, ожидая реакции Локи. Тот помолчал немного, внимательно изучая взглядом лучника, и расплылся в улыбке с явным оттенком сумасшествия. Клинт отстранено подумал, насколько действительно безумен его будущий работодатель.
- Все дело в реакции, смертный. Вот что действительно важно. Хорошо! – Локи театральным жестом взмахнул руками и свел кончики пальцев на уровне сердца. – Ты не просил меня об этом, но я помогу решить вашу маленькую проблему, чтобы тебе было куда возвращаться.
Клинт не удивился осведомленности бога. Но то, что он интересовался его проблемами – вот это действительно было любопытно. Он кивнул:
- Значит, мы договорились. Мне нужно где-то расписываться кровью?
Локи рассмеялся, глядя на предельно серьезного Бартона – тот старался держать лицо, но смеющиеся глаза выдавали его с головой.
- Нет, смертный, мне будет достаточно твоего слова.
***
Асгард поражал воображение, подавлял своим величием, внушал трепет. Или должен был.
Бартон застыл на радужном мосту, оглядываясь, всматриваясь в новый мир, дышал полной грудью, прислушивался к другому ветру. Локи стоял рядом и с интересом наблюдал за человеком.
- Зря я не захватил темные очки, - Клинт щурился, глядя на город. – Это особенности зрения асов или комплексы?
- Я же говорил тебе, Хеймдалль, что с ним будет веселее. – Локи насмешливо улыбался, поглядывая на хранителя.
Клинт продолжал хмуриться:
- Нет, я серьезно, вам надо на входе их раздавать. Если только тебе не нужен полуслепой лучник.
- Закрой глаза.
Клинт повиновался, размышляя, какого черта он во все это ввязался. Со ЩИТом проблемы были хоть и неприятные, но решаемые, работа все так же приносила если не удовольствие, то удовлетворение, Нат перестала подписываться на каждую сомнительную миссию, пытаясь искупить только ей ведомые грехи. Все было хорошо, насколько это в принципе возможно для людей, зарабатывающих себе на жизнь в основном убийствами.
Видимо, слишком хорошо, раз лучник заскучал и, не особо раздумывая, согласился на очередную авантюру. Подумать только: доверить свою жизнь богу лжи.
Лучник усмехнулся, почувствовав ладонь Локи у своего лица. Тонкие холодные пальцы коснулись век, незнакомая магия приласкала нежную кожу, сняла напряжение, скользнула глубже, в вены, в кровь, к самому сердцу, чтобы оставить там свой отпечаток.
- Попробуй снова.
Клинт открыл глаза. Определенно, в очках он больше не нуждался – зрение прояснилось, величие города перестало ослеплять. Казалось, Клинт видел теперь каждую деталь болезненно четко, будто через сверхточный прицел – он даже успел заметить тень удивления на лице Хеймдалля.
Бартон посмотрел на своего бога. Локи улыбался еле заметно, глаза горели азартом, в них отражалась сама жизнь – теперь Клинт это видел, был уверен, что ему не показалось.
Магия жезла была иной – она причиняла боль, ломала под себя, оставляла ожоги и запах гари – он преследовал Клинта еще долго. Чистая магия Локи – легкая дымка, она обволакивала, предлагала, не подавляла сознание, но сливалась с ним, делая сильнее.
Клинт улыбнулся.
- Так лучше.
Локи фыркнул.
- Пойдем, неблагодарное создание, я покажу тебе Асгард.
Биврест мерцал под ногами, гипнотизируя, но Бартон не обращал на него внимания – он оглядывался, с трудом подавляя в себе желание раскинуть руки и рассмеяться. Простор и свобода пленили его, будоражили кровь, провоцировали на улыбку и сумасшедшие идеи.
Было так легко представить себя птицей – Клинт почти чувствовал сильные крылья за спиной, чувствовал, как ветер ерошит легкие перья, чувствовал, что его ждут. Бескрайнее небо прекрасно, но даже самые сильные крылья могут устать. Он чувствовал, ему будет куда вернуться.
Своды дворца сомкнулись над головой, и лучник провалился в тишину. Асы передвигались бесшумно, переговаривались на грани восприятия человеческого слуха, ветер продолжал петь свою бесконечную песню, но звуки обходили тронный зал стороной.
Локи замер перед ступенями, ведущими к трону. Склонил голову, словно читал молитву, затем легко взбежал вверх, круто развернулся, вскинув руки в приветственном жесте, улыбаясь ярко, солнечно, отражая улыбку в глазах.
- Теперь я могу официально поприветствовать тебя в Асгарде, смертный.
Лучник фыркнул, вытянулся, глухо прищелкнул каблуками тяжелых армейских ботинок, кивнул отрывисто:
- По вашему приказанию прибыл, - и усмехнулся, не выдержав.
- Приветствую тебя, Клинт Бартон!
Тор размашисто печатал шаг, плащ алыми всполохами преследовал его, не доверяя тени.
- И тебе привет, Тор. Рад видеть, - Клинт улыбнулся, пожимая руку подошедшему громовержцу.
- Брат, - Тор обернулся к Локи, тот величественно кивнул в ответ. – Ты подумал над моим вопросом?
- Естественно. Зайди вечером, сейчас я немного занят.
Громовержец хмыкнул, глянув сначала на Локи, потом на Клинта.
- Как скажешь, повелитель.
Бартон проводил взглядом уходящего Тора. Тот явно был чем-то озабочен, как и его спутница. Воительница – Клинт не мог назвать ее иначе – высокая, красивая, опасная. Он перевел взгляд на Локи. Кажется, будет действительно интересно.
- Ты наверняка удивлен, что трон занял я, а не Тор.
Локи откинулся на высокую спинку, создавая иллюзию расслабленности, но пальцы выстукивали беспокойную дробь на подлокотнике, ломая идеальную картинку.
- Блондинка на троне? Серьезно?
- Ты говоришь о моем брате, смертный, не забывайся, – холодный тон, но глаза улыбаются, лучики тонких морщинок оживляют лицо.
Клинт вскинул ладони, показывая, что сдается.
- Всегда считал, что политика – не его стихия. Битвы, военная стратегия – да, но ведь трон – это не только война.
- Тор пришел к такому же выводу, - Локи задумчиво кивнул. – И Всеотец ему уступил.
- Мама, наверное, тобой гордится.
- Фригга умерла.
За долю секунды Клинт увидел, как легкая улыбка и искорки смеха в уголках глаз осыпались мелкими осколками, обнажив прочно въевшуюся в кожу маску безразличия. Идеальную, тщательно склеенную, заботливо отшлифованную маску, надежно скрывающую любые эмоции.
- Мне жаль.
Локи чуть дернул уголком губ и выпрямился.
- Осмотри дворец, если нужно, возьми провожатого. Сегодня можешь отдыхать, твоя служба начнется завтра с рассветом.
Бартон кивнул и молча вышел из тронного зала. До рассвета было бесконечно много времени.
***
Очень много лет назад своим оружием Клинт выбрал лук. Он был очарован изящностью изгиба плеч, красотой выстрела, видимой легкостью. Молодой, безрассудный циркач просто не мог удержаться от такого вызова. Он стирал пальцы в кровь даже под перчаткой, набивал тетивой синяки, не сходившие месяцами, проклинал свое упрямство, но выучился, стал лучшим и больше не сомневался в верности своих рук. До сегодняшнего дня.
Бартон отпустил тетиву и нахмурился.
- Неужели я ошибся в своем выборе?
Клинт не слышал, как подошел Локи – его занимала более серьезная проблема. Он выдохнул, успокаивая дыхание, встал в классическую учебную стойку, выцеливал несколько мгновений. Стрела попала точно в центр мишени, но лучник все равно был недоволен – слишком много времени на один выстрел.
- Другой воздух, другой ветер – все другое. Надо тренироваться.
- Сколько тебе потребуется времени?
- Сутки, - Клинт пожал плечами на скептически приподнятую бровь. – Я же лучший, не забывай.
- Я дам тебе это время, - Локи величественно кивнул, игнорируя насмешку смертного, - но по истечению срока ты должен быть готов – мы отправимся на переговоры.
- Интуиция подсказывает, что они будут не самыми мирными в истории.
- Возможно, – Локи дал знак подойти юному воину, державшему лук. – Я обещал тебе новое оружие.
Клинт, затаив дыхание, принял предложенный лук, прикусил губу, пытаясь хоть как-то сдержать прорывающийся восторг. Оружие было совершенно – идеально подходящая рукоять, легкий, но прочный сплав неизвестных лучнику материалов, почти прозрачная тетива – Клинт был уверен, ей можно порезаться. Или перерезать горло.
Он вытянул из колчана юноши стрелу, наложил, замер на секунду, прикрыв глаза. И вскинулся, тут же натягивая тетиву, отпуская, почти не целясь.
Локи удовлетворенно хмыкнул. Клинт не выдержал и счастливо рассмеялся.
- Он идеален, - Бартон обернулся к Локи, едва заметно склонил голову. – Спасибо.
- Наслаждайся, - скупая улыбка в ответ.
- Ммм, я все хотел спросить. Ты нашел меня в Техасе. – Локи кивнул. – Специально?
- К чему ты ведешь, смертный?
- На языке племени каддо* «техас» означает «друг, союзник».
- Забавное совпадение – сама судьба благоволит нам.
Локи улыбнулся шире и направился обратно во дворец, оставив Клинта наедине с новым луком, ветром и шелестом травы.
Бартон усмехнулся:
- Совпадение, как же.

* нация каддо – конфедерация нескольких индейских племен южной части великих равнин США.
***
Етунхейм оставил Клинта равнодушным. Снег, скалы, еле заметные взору скользящие тени, преследовавшие их с момента выхода из портала.
Лучник похлопал коня по сильной шее – тому тоже не понравился чужой мир. Гнедой жеребец, гордо вышагивающий по радужному мосту, ступал осторожно по чужой земле, проваливаясь копытами в снег, недовольно фыркал, встряхивал головой, тянул повод из рук. Бартон был рад, что несколько лет назад брал уроки верховой езды – память тела не подводила, и он мог позволить себе смотреть по сторонам и следить за обстановкой, а не за тем, чтобы не вывалиться из седла.
Конь любопытно стриг ушами, следил слишком умным глазом за Клинтом – человек зачем-то остался в стойле и сам занялся чисткой, прогнав конюхов.
Бартон медитативно водил щеткой по теплой спине. Несколько часов назад они вернулись с переговоров, Локи отправился к себе – анализировать полученную информацию, а Клинт остался в конюшне – ему тоже было о чем подумать.
Похожие эмоции он испытывал ребенком на Рождество, когда открывал подарки – вроде и радостно, но легкая нотка обманутых ожиданий отравляет своим привкусом. Клинт не был разочарован, но и ожидал несколько большего. Правитель Етунхейма даже не попытался оспорить право Локи на трон, войной на Асгард идти не собирался и вообще уже подготовил план мирного соглашения, только упомянул Железный лес. Активность обитающих там ведьм опасно возросла в последнее время, и Лафей вспомнил о каком-то пророчестве – Клинт не уловил смысла, но ухмылка Локи заставила насторожиться. Не ухмылка даже – острый оскал хищника, готового драться.
Бартон чувствовал – совсем скоро ему не останется времени на скуку, но нотка легкого раздражения не давала покоя. Все было слишком хорошо, и от этого становилось неуютно. Эмоции не желали раскладываться на составляющие, не вписывались в буквы, не поддавались анализу.
Клинт заставил себя встряхнуться, конь недоуменно повел головой на фырканье человека и отобрал ногу, не дав закончить вычищать копыто.
- Как знаешь, парень.
Бартон распрямился, снова огладил жеребца по шее и оставил того на попечение конюхов. Сомнение – это первый шаг к поражению, а проигрывать лучник не любил.
- Мне нужно вернуться на Землю.
Клинт нашел Локи в библиотеке – тот изучал древний фолиант, скользил пальцами по тонким пожелтевшим от времени страницам, щурился, вчитываясь в текст.
- Так скоро?
- Есть незаконченные дела, - пожал плечами Клинт. – Оформить бессрочный отпуск, забрать вещи из квартиры, отвезти Ведьму к Коулсону.
- Ведьму? – глаза Локи вспыхнули любопытством.
Клинт кивнул:
- Она женщина и у нее отвратительный характер, так что да, настоящая Ведьма.
- Обратись к Хеймдаллю, он перенесет тебя и вернет обратно.
- Сколько у меня времени?
Локи недоуменно пожал плечами:
- Сколько потребуется. Я сам найду тебя, если ты мне понадобишься.
- Отлично, - кивнул Клинт и вышел из библиотеки.
***
Коулсон поднял трубку после третьего гудка.
- Агент Бартон, вы ли это?
Клинт рассмеялся:
- Не так уж и долго меня не было.
- В Асгарде время идет как-то иначе?
- Не замечал такого. Я скоро заеду к тебе, оставлю машину.
- Тебе нужно что-нибудь из квартиры?
Бартон задумался на несколько мгновений.
- Я же не насовсем ухожу.
- Надеюсь на это.
- Забери фикус Романовой – она мне не простит, если он сдохнет в мое отсутствие.
Фил рассмеялся:
- Уверен в этом. Позвони ей – она волнуется.
- Неужели так и сказала? – изумился Клинт.
- Не настолько волнуется, - усмешка на том конце линии была ощутима.
- Вот в это я верю. Я позвоню.
- До встречи, Клинт.
Лучник отключился и набрал номер Наташи. Не стоит заставлять волноваться женщину, способную покалечить тебя за несколько секунд. Полторы тысячи миль, чтобы убедить ее, что он в порядке.
Он добрался до дома Коулсона в Портленде меньше, чем через сутки. Фил уже ждал его на кухне, разливая кофе.
- Как добрался?
- Неплохо, - Клинт упал в кресло, благодарно принял горячую чашку и умиротворенно выдохнул. – Знаешь, машины – это прекрасно.
Коулсон понимающе рассмеялся:
- Лошади?
- Лошади, - Бартон обреченно вздохнул. – Каждый чертов раз, когда нужно куда-то ехать, они седлают лошадей.
- Ты привыкнешь.
- Куда денусь. Но последние двадцать часов были незабываемы.
Они сидели на кухне, наслаждались солнечным днем, обсуждали работу и последние новости. Фил обмолвился, что их проблема с Советом решена, Клинт молча кивнул.
- Да, чуть не забыл: Мелинда передавала тебе привет.
Лучник радостно улыбнулся:
- Как она?
- Справляется, – Коулсон задумчиво отстучал короткий ритм по краю своей чашки. – Мне кажется, ей лучше.
- Рад слышать. Как думаешь, она меня снова ударит или все-таки позволит сказать спасибо?
- Я бы выждал еще немного.
Лучник усмехнулся и выбрался из кресла.
- Позаботишься о Ведьме?
- Конечно. Надеюсь, Лола не будет ревновать.
Они обменялись улыбками, и Клинт вышел на улицу – переставить машину в гараж. Сколько лет он на ней ездил, но каждый раз что-то замирало внутри, стоило повернуть ключ зажигания и услышать, как оживает двигатель. Низкие бархатистые ноты ласкали слух, хотелось бесконечно долго ехать, и не важно, куда и откуда. Бартон вздохнул, заглушил двигатель и вышел из машины – присутствие Локи ощущалась так явно, будто тот положил руку ему на плечо.
- Это твоя Ведьма?
- Именно, - Клинт приветственно махнул рукой и нежно огладил сверкающий на солнце бок машины. – Столько крови из меня выпила. Я буду по ней скучать.
Локи усмехнулся, наблюдая за человеком – тот улыбался, ерошил волосы, нырял в багажник за любимым комплектом метательных ножей, чертыхался, снова пропадал в салоне.
- Когда-нибудь я познакомлю тебя с настоящими ведьмами.
- А мне это надо? – Клинт захлопнул дверь машины, провел пальцами по капоту, прощаясь.
- Кто знает, - пожал плечами Локи. – Нам пора.
- Так скоро?
Фил прислонился к проему гаражной двери, не сводя напряженного взгляда с Локи.
- Агент Коулсон.
Стремительный разворот, прищуренные глаза, мягкая полуулыбка – Локи излучал доброжелательность, разве что раскрытые ладони не демонстрировал. Фил на это только хмыкнул и отлепился от стены.
- Признаться, я несколько польщен, что ты помнишь мое имя.
Полуулыбка перетекла в оскал, Локи качнулся в сторону Коулсона, и Клинт тут же возник рядом, инстинктивно встав между ними.
- Я, конечно, буду в восторге, если два моих шефа устроят бои без правил, но не рядом с деткой!
- Не переживай за своего вожака, смертный, на моих руках достаточно его крови.
Бартон фыркнул:
- Я тебе принесу почитать его досье как-нибудь. Пакет муки и стаканчик кофе – грозное оружие в его руках.
- Стаканчик? – заинтересовался Локи. – Стеклянный?
- Пластмассовый.
Клинт оценил внимательный прищур своего повелителя – тот действительно воспринял Фила как серьезную угрозу. Лучник довольно хмыкнул. Коулсон вздохнул и потер переносицу.
- Я один чувствую себя странно?
Трое смеющихся мужчин, настолько непохожих друг на друга, насколько это вообще было возможным. Бартон поймал себя на неожиданной мысли: ему было хорошо, и он не хотел анализировать, почему именно.
***
- Что ты действительно ищешь, лучник?
Клинт хмыкнул и пожал плечами. Подобрал ногу, устроив на колене локоть, задумчиво качнул вино в бокале.
- Ты контролировал мой разум, утверждал, что держал мое сердце в ладонях, и не нашел времени полюбопытствовать?
Они устроились в галерее одного из верхних этажей дворца. Бартон запрыгнул на подоконник, вытянул ноги, расслабленно откинулся, доверяя спину холодному камню. Локи предпочел кресло. Закат высвечивал багрянцем силуэт Клинта, Локи щурился, разглядывая человека, будто видел его впервые.
- Селвиг сказал, что у тебя нет души, - он сделал глоток терпкого вина, - но ведь это не так.
- Кто знает? – снова пожал плечами Клинт.
- Скажи мне, чего ты хочешь.
Бартон задумался. Молчал несколько мгновений, прикусив губу, и выдохнул:
- Жить.
- Так просто? – Локи подался вперед от любопытства.
- Не скажи. – Клинт глотнул вина. – Это ведь не просто биологический процесс, когда ты спишь, ешь, трахаешься. Это еще и… - он взмахнул рукой, пытаясь подобрать слова. – Это ощущение. Уверенность, что если вскроешь ребра, найдешь там комок живой мышцы, а не гниль. Желание двигаться вперед. Готовность двигаться вперед. Этого мне достаточно.
Локи склонил голову к плечу – жест Клинта.
- Да. Я могу это понять.
Он снова откинулся в кресле, сложил руки на животе, сцепив пальцы в замок.
Локи – кажущаяся уязвимость, тонкие легкие косточки запястий, невозможно изящные пальцы, хрупкая шея. И невероятная сила, скрывающаяся внутри, отражающаяся в глазах. Слишком юное лицо для таких глаз.
Он, как искусный актер, разыгрывал безумие, подтверждая его улыбками, нервными жестами, смехом, но глаза, глаза всегда его выдавали. Он щурился, пытаясь скрыть холодную расчетливость и иногда – искреннее веселье, и ему верили, послушно принимая правила игры.
Жизнь Бартона зависела от остроты его зрения. Лучник знал, куда следует смотреть, знал, когда следует показывать свою осведомленность, а когда – нет.
И теперь видел искры любопытства в глазах Локи. Тот ходил кругами, будто хищник, изучал, испытывал, проверял на прочность. Он ведь знал, помнил, что там у Бартона внутри.
Это снаружи Клинт – смешливая балбесина, а внутри – расчетливое безразличие убивающего себе подобных, несколько рвущих на куски воспоминаний из детства, старый шрам от неудавшихся отношений, съедающие своей безнадежностью чувство вины – однажды он не успел, не пришел вовремя, и младшего лейтенанта Джеймесона даже не смогли отправить домой в деревянном ящике – духи не ставили ничего.
Локи знал и хотел такого Бартона себе. У Тора была его четверка друзей-воинов, была Джейн. Клинт очень хорошо представлял себе обиду в глазах еще совсем юного бога, когда его старший брат уходил играть в сражения с другими, оставляя младшего наедине с книгами и отчаянием. Было странно примерять человеческую психологию на небожителей, но Фил как-то обмолвился в разговоре, что асы – не боги, а такие же инопланетяне, как и читаури. Богами их сделали люди, и Локи в это охотно поверил. И, в конце концов, добился своего – стал законным правителем Асгарда.
Клинт был для Локи новой игрушкой – солдатик, которого можно не только бросить в бой, но еще и с интересом покопаться в его внутренностях, разобрать на детальки, попробовать собрать обратно и посмотреть, не останется ли лишних частей. Лучник понимал это и благодарил небеса, что тому больше не интересно ломать и подчинять силой – по новым правилам можно было играть и вдвоем.
Бартон не считал, что у него есть выбор. Серьезно, вернуться на Землю, в организацию, снова выполнять однообразные задания и упустить такую возможность? Увидеть новые миры, сражаться с новыми соперниками, сильными, непредсказуемыми, действительно опасными. Сражаться не одному, а плечом к плечу с не менее непредсказуемым и опасным царем небесного города. Кто в здравом уме откажется от такого?
К тому же, Клинту и самому было любопытно, что там – за маской бога? Не размышления и логические доводы, а точная и проверенная информация, которой он ни с кем не намерен делиться – у него тоже было тяжелое детство и дефицит игрушек, которые можно было назвать своими.
***
Яркое солнце слепило глаза, ветер шумел кронами вековечных деревьев, заглушая остальные звуки, шептал упоительные сказки. Бартон улыбнулся сам себе, своему сумасшествию и яростному нежеланию быть как все. Коулсон предупреждал, что у вселенной иногда бывает странное чувство юмора, и некоторые желания имеют тенденцию исполняться. Бартон тогда ему не поверил, но мысль запомнил. И где он сейчас? Фил над ним теперь смеется, наверное.
Клинт увернулся от просвистевшей мимо стрелы, ухмыльнулся шало, пустил в ответ свою, утверждая превосходство, не смотря на численный перевес противника. Эльфы-наемники, кто бы мог подумать.
Он тренировался на опушке леса, когда в тени деревьев замелькали едва различимые глазом тени. Клинт успел мысленно окликнуть Локи и ринулся в бой, не задумываясь, услышал тот или нет, не спрашивая, свои или чужие – гости обычно приходят через главные ворота, а не крадутся тайными тропами, не начинают стрелять без предупреждения в надежде бабочкой распять тренирующегося воина. Бартон танцевал, уклоняясь и почти не целясь, пытаясь не подпустить слишком близко, но и не дать уйти.
Нож скользнул по ребрам – удар был слишком слабым, не попал в межреберье, только скользнул по кости, срывая мясо. Клинт припал на одно колено, круто развернулся и сбил подобравшегося на расстояние удара с ног, на голых инстинктах навалился сверху и свернул шею, тут же вскакивая. Он уже перешел ту грань, где чувство самосохранения еще хоть как-то подает признаки жизни, теперь осталось только слепящее желание забрать с собой как можно больше чужих жизней.
- Не смей умирать, глупый смертный, я тебя еще не отпускал.
Локи вырос за спиной, движением руки остановил летящие в них стрелы.
- Мы, люди, не настолько слабы, чтобы умирать от любой царапины.
Бартон видел, как Локи оскалился в жестокой улыбке, уничтожая каждого, кто смел к ним приблизиться, чувствовал теплый поток магии, останавливающий кровотечение. Срывающееся дыхание выравнилось, темнота ушла из глаз. Клинт отзеркалил усмешку своего повелителя и снова ринулся в бой.
- Забавно, что они решили напасть именно сейчас.
- Рад, что тебе весело.
Клинт вытаскивал свои стрелы из мертвых тел, равнодушно обтирал наконечники о траву. Рассмотрел стрелу напавшего эльфа и презрительно отбросил в сторону – ничего стоящего его внимания.
- Мне действительно весело, - Локи кивнул. – Слишком гладко все шло, я начал скучать.
Бартон склонил голову к плечу и усмехнулся, ничего не ответив.
- Пойдем, нужно обработать твою рану.
- Да там царапина, - отмахнулся Клинт и отправил стрелы в колчан, поморщившись от резкого движения.
Локи скептически выгнул бровь. Бартон фыркнул и вскинул ладони:
- Ладно-ладно, иду.
- Разберемся с твоей царапиной, а потом подыщем тебе удобный доспех.
На этот раз Клинт спорить не стал.
***
Здесь не было графика боевых смен и дежурств – ничего, напоминающего рутину. Здесь пока не было его личной оружейной, но этот вопрос Бартон собирался решить в ближайшее время. Здесь предпочитали клинки стрелам, и доспехи были соответствующими: способными выдержать удар меча, но сковывающими движения, мешающими быстрому точному выстрелу. Асы были сильней и выносливей, но Клинт не считал это достаточным аргументом, чтобы уступать хоть в чем-то. У него была работа, и он собирался выполнять ее на том уровне, который считал единственно приемлемым.
Локи стоял за его спиной и изучал спину, подтягивал ремни, смещал пластины, задумчиво проходился пальцами по предплечьям, прослеживая изгибы мышц.
- Такие руки просто не могут подвести в бою.
Клинт фыркнул:
- Мне нравится твоя уверенность.
- А как иначе – я же не мог ошибиться, - невозмутимо кивнул Локи.
- Действительно.
Бартон на пробу повел плечами, изобразил выстрел и довольно хмыкнул – доспех идеально подходил, ощущался второй кожей, легкой и прочной.
- Удобно?
- Более чем, - Клинт обернулся и благодарно кивнул. – Спасибо.
- Благодарить будешь, когда они спасут тебе жизнь, сейчас еще рано.
Локи накрыл ладонью сердце лучника, и на плотной коже брони тускло высветилась руна.
- Это вместо ошейника? – заинтересованно изогнул бровь Клинт.
- Это защита, - фыркнул Локи.
- Похоже на отпечаток птичьей лапы. – Бартон насмешливо улыбнулся – Нас просто преследуют совпадения. Что она означает?
- Сходи в библиотеку и прочитай.
Идентичные усмешки, острые изучающие взгляды. Клинт коснулся нового узора на доспехе, подушечки пальцев ощутили теплое прикосновение дремлющей силы.
- Кто учил тебя магии?
- Фригга подарила мне первые книги.
Бартон физически чувствовал, как у Локи перехватило дыхание, сжало горло, он видел расширившийся зрачок и секундную дрожь пальцев, тут же сжавшихся в кулак.
- Твоя мама. Как она умерла?
- Защищала Джейн Фостер. И она не была моей матерью.
Клинт шагнул ближе, осторожно, будто боясь обжечься, опустил руку на плечо, легко сжал.
- Была, - возразил он, игнорируя злой взгляд, - была, и ты знаешь это, даже если хочешь убедить себя в обратном.
Локи отвернулся, сбросив руку, снова скрываясь за идеальной маской безразличия. Клинт двинулся следом, подчиняясь безрассудному порыву, обнял, прижался грудью к спине, ткнулся лбом в напряженное плечо.
- Мне жаль.
Локи дернулся, будто хотел вырваться из сильных рук, но передумал, не расслабился, но покорно остался стоять, позволяя себя обнимать. Лучник замер, боясь спугнуть момент, дышал легко-легко, растворялся в чувстве полнейшего умиротворения, растекавшегося в груди. Было хорошо и правильно вот так обнимать своего повелителя, как будто в его вселенной что-то щелкнуло и встало на место.
Локи еле слышно вздохнул и развернулся к лучнику лицом, опустил руки на плечи, пальцами касаясь шеи, зарываясь в короткие волосы.
- Ты теплый, - неожиданно и искренне.
Клинт улыбнулся:
- Ты сам сказал – у меня есть сердце.
- И очень сильное, - кивнул серьезно и стек ладонью туда, где под ребрами билась жизнь Клинта. – Я хочу, чтобы оно принадлежало мне.
- Мне вскрыть себе ребра? – лучник усмехнулся и чуть сильнее прижал бога к себе, скользя руками по спине.
- Ты не любишь усложнять.
Не вопрос – утверждение. Локи склонился и властно поцеловал Бартона, не оставляя ни шанса перехватить инициативу.

* Альгиз – руна защиты, внимательности и осторожности, связующий мост между богами и людьми. Бог-покровитель – Хеймдалль. Выглядит вот так: agni-ved.narod.ru/algiz.gif
***
Поцелуй бога – это нечто запредельное и космическое, вырывающее из реальности, швыряющее в океан штормящих эмоций. Обжигающий холод, ласкающее тепло, уязвимость и сила. Бартон даже не пытался анализировать свои ощущения – слишком много, слишком ярко, слишком необычно и поэтому так восхитительно интересно. Желание повторить, продолжить было практически невыносимым, и Бартон заставлял себя дышать ровно, усмирял горячий взгляд, успокаивал сердцебиение.
Он умудрился увидеть в Локи человека: невозможного, нереального, неправильного, но – человека. И мир сдвинулся со своей оси, отступать уже некуда и не хочется, но Клинт совсем не боялся оступиться. Ему было почти плевать, чем кончится завтрашний день, он ощущал каждое мгновение настолько болезненно ярко, будто горел.
Тор прервал их, тяжелые шаги в примыкающей галерее заставили отпустить друг друга и отстраниться, обжечь взглядами.
- Мы не закончили этот разговор, - и Клинт только кивнул в ответ, невольно облизнув губы, приковав взгляд Локи к себе еще на несколько мгновений.
- Ведьмы из Железного леса хотят видеть тебя, брат.
- Кажется, пришло время держать слово.
Тор благоразумно сделал вид, что ничего не заметил, хотя и не смог удержаться от добродушно-насмешливой улыбки в адрес младшего. Локи с надменным видом прошел мимо, не удостоив и каплей внимания. Бартон еле сдержал смешок, наблюдая за развернувшейся на его глазах семейной сценой.
Когда Локи говорил о ведьмах, Клинт традиционно представлял себе седых косматых старух в ветхих платьях, но реальность оказалась куда интереснее: высокие статные женщины с действительно седыми волосами, но, казалось, сияющими изнутри холодным светом звезд. Мудрые древние глаза на молодых лицах, тонкие кисти рук с прозрачной кожей, готовой рассыпаться пылью от неосторожного прикосновения. Лучник восхищенно вздохнул, замерев на мгновение, но тут же опомнился и встал за левым плечом своего повелителя.
- Локи, сын двух отцов и правитель сияющего Асгарда, - склонилась в поклоне старшая из ведьм.
- Приветствую славных ночных наездниц Ярнвида, - величественно кивнул Локи. – Что привело вас сюда в этот час?
И женщины мелодично заговорили сложно выстроенными фразами о пророчестве, цитировали стихи, указывали на звезды, вспоминали знаки, снова выстраивали сложные конструкции из малопонятных Клинту слов. Они продолжали и продолжали говорить, лучник видел, как расфокусировался взгляд стоящего рядом Тора, как напряженно застыли плечи Локи, как он усилием воли сдерживал нетерпеливую дробь пальцев по подлокотнику трона. Самому Клинту очень хотелось зайти за высокую спинку и стечь на пол. Спину ломило, губы горели воспоминанием поцелуя, нестерпимо хотелось тишины и ветра – подумать, проанализировать и решить для себя, хочет ли он идти дальше, насколько сможет себя контролировать и выполнять при этом свои обязанности.
- Один мертв, - неожиданно резко оборвал монолог ведьм Локи.
Бартон изумленно приподнял бровь и покосился на Тора – тот продолжал невозмутимо стоять рядом, только тень грусти легла на его лицо.
- Один мертв, - повторил Локи в звенящей тишине, - и я занял трон по праву. Пророчеству Вельвы не суждено сбыться.
Громовержец сделал шаг вперед.
- На этом предлагаю закончить – нас ждет пир.
И тронный зал вспыхнул огнями, ожил суетой подготовки к торжеству, оттеснив гостей в соседние галереи и залы.
- Ты убил Одина?
Клинт остановился за плечом замершего у высокого окна Локи.
- Это официальная версия, на самом деле Один спит, – грустная усмешка тронула губы бога лжи. – Но мне нравится, что все так легко верят в обратное.
- Твоя репутация играет тебе на руку, - пожал плечами лучник, - и никто не задает лишних вопросов. Но это же означает, что пророчество может исполниться?
- Может, - Локи задумчиво кивнул. – Но это не означает, что я позволю этому произойти.
- Рад слышать. Но если по факту никаких знаков о наступающем апокалипсисе не было, то зачем тогда они прибыли?
- Услышали о смертном в моем окружении и хотели произвести впечатление. Не обольщайся, если только тебе не нравятся тролли, - усмехнулся Локи, и Клинт скривился.
- Нет, спасибо, мне и так хорошо. То есть, вся эта чушь, что они несли..?
- Отчасти. Пророчество действительно существует, и я действительно изменил правила игры, но немного не так, как они теперь думают. Наши новые знакомые сочли необходимым поставить меня в известность относительно их мнения на этот счет, а заодно и удовлетворили свое любопытство.
Бартон фыркнул:
- Я думал, Тор челюсть свернет, когда зевал в последний раз. С моей Ведьмой договориться гораздо проще. И даже не думай называть ее простым куском железа! – недобро прищурился Клинт, заметив улыбку на губах бога.
- Я и не собирался, - Локи улыбнулся еще шире, глядя в глаза своему лучнику.
Клинт потерялся в собственных мыслях, забыл, что еще хотел сказать, не в силах разорвать зрительный контакт. Магия в чистом виде, облаченная в зеленую радужку, в черноту зрачка. Невозможно, но реально и страшно неожиданно проснуться.
- И ты не хочешь расспросить меня подробнее?
Клинт очнулся от завораживающего волшебства взгляда и отрицательно покачал головой.
- Я не должен знать слишком много на тот случай, если из меня попробуют вытащить информацию.
Локи удовлетворенно кивнул:
- Тебе нет необходимости присутствовать на этом балагане, который мой брат называет пиром.
- Тогда я потренируюсь в новом доспехе – надо привыкнуть.
Локи протянул руку и коснулся линии челюсти Клинта, провел ниже, опустил ладонь на шею. Лучник закрыл глаза, мгновенно теряя связь с реальностью.
- Лети, сокол.
Когда Клинт открыл глаза, Локи уже не было рядом.
***
продолжение в комментариях

@темы: R, Romance, Клинт Бартон (Соколиный глаз/Хоукай), Локи, Миди, Муви-верс, Фанфикшен

Комментарии
2014-01-20 в 00:30 

птичка сокол
shut up and smile. (с)
продолжение1

2014-01-20 в 00:30 

птичка сокол
shut up and smile. (с)
продолжение2

2014-01-20 в 00:31 

птичка сокол
shut up and smile. (с)
продолжение3

2014-01-20 в 02:03 

Le Cygne de feu
и лезвие бриза скользнёт по гортани
Браво. :hlop:
И благодарю. :love:
В общем-то, я не знаю какие можно подобрать слова, что описать главное - этот текст первый правильный по моему отп.

А теперь к содержанию. Великолепная дженовая составляющая с Филом, Клинтом и Наташей. Это было так полно и удовлетворительно. Именно джен и тепло, именно забота и стая-семья. Я не знаю, что я действительно люблю в фиках больше, чем это. Как тяжело было без Фила в начале истории, как ощущалось его отсутствие и "все наперекосяк". Как отлично стало при его появлении. Спасибо за это всё. Далее - мини-отсылки, завязанные именно на словах-знаках, на фразах - деталь и костяк, одновременно. Безумно чудесно, спасибо за такие верные попадания, что вообще есть эта связь слово - знак, смысл, а также за идею, пронизывающую прямо и мягко обходными нитями оплетающую Идею произведения. Далее - за спокойствие и чудесность истории, ее героев, за эти абзацы курсивом, и как гладко-красиво вырисовывалась, создавалась история отношений Клинта и Локи. Еще прохладно, да. То же взаимодействие Коулсон и Локи как начальники-опекуны Клинта вышло даже горячее.. Но к черту, неважно. Красивая правильная история миди с экшеном и чуточкой волшебства, с органично (!) показанной связью Сокола и его Бога. Спасибо большое и драгоценное.

А еще были фразы, которые настолько меткие, настолько характеризуют, например про то, что у Клинта свой установленный уровень приемлемой работы, а обстоятельства-условия дело десятое.. И другие. Они шикарные, просто в процессе не цитировала, а теперь это уже при обстоятельном перечитывании позже..)

2014-01-20 в 02:45 

птичка сокол
shut up and smile. (с)
ох, я тут бегаю по потолку, простите.)
вы мне сделали очень хорошо своим отзывом, правда-правда, перечитала уже три раза.
спасибо, что прочитали, спасибо, что увидели то, что я хотела показать, спасибо за то, что написали такой теплый отзыв :heart:

2014-01-20 в 09:37 

<Кэрри>
незапланированные проявления гетеросексуальности (c)
птичка сокол, перечитала еще раз. О, этот текст кажется все лучше и лучше с каждым прочтением, раскрывается новыми гранями. :heart: И я просто мимими-шкающая восторженная лужица от того, что это мне. :squeeze:
Спасибо большое, заечка! :heart::kiss::inlove:

2014-01-20 в 13:56 

птичка сокол
shut up and smile. (с)
<Кэрри>, *продолжает забег по потолку*
у меня слов нет, насколько я рада, что тебе нравится :heart::heart::heart:

2014-01-20 в 13:57 

<Кэрри>
незапланированные проявления гетеросексуальности (c)
птичка сокол, :kiss:
Да я сама от этого фика с утра по потолку бегать готова))) :inlove:

2014-01-20 в 14:02 

птичка сокол
shut up and smile. (с)
<Кэрри>, мурушки :kiss:

2014-01-20 в 22:14 

Umbra Ignis
Творческая личность. Такое могу натворить...
Спасибо огромное ! :red::red::red: Великолепно, замечательно и завораживающе. Один из лучших текстов по ЛокиКлинту, :inlove: сразу и безоговорочно .

2014-01-20 в 22:33 

птичка сокол
shut up and smile. (с)
shushanika 2012, спасибо вам огромное :shy:

2014-01-20 в 23:17 

Le Cygne de feu
и лезвие бриза скользнёт по гортани
птичка сокол, мурр :heart: а то я по потолку не бегала, когда читала и осознавала всю грандиозность свалившегося счастья, и снова читала, влюбляясь в историю вашу))) :love2:

2014-01-20 в 23:19 

Le Cygne de feu
и лезвие бриза скользнёт по гортани
О, перечитав комменты... Господамы, кажется, мы все переселяемся жить и бегать на потолок! :laugh:
И авторы, и их прекрасные беты (кстати, <Кэрри>, спасибо за этот неоценимый труд), и просто читатели!!! :gh3:

2014-01-20 в 23:25 

птичка сокол
shut up and smile. (с)
LeSygneDeGlace, awwww *переходит на первую космическую*

2014-01-20 в 23:25 

<Кэрри>
незапланированные проявления гетеросексуальности (c)
LeSygneDeGlace, решительно не за что, я почти ничего не сделала.)))

2014-01-20 в 23:27 

птичка сокол
shut up and smile. (с)
<Кэрри>, ты меня вдохновляла, и это главное :kiss:

     

You have heart

главная