20:12 

Свинка

torchinca
Спасибо за то, что воспользовались нашими каменными календарями
Понимаю, мысль неоднозначная, но она вцепилась в меня, как клещ. И вот, что получилось в результате.

Название: Свинка
Автор: torchinca
Пейринг: Локи/Клинт Бартон
Рейтинг: PG-13
Размер: 4 968 слов
Жанр: фантастика
Дисклеймер: Выгоды не извлекаю


«Меня здесь нет»

Квартирка в Бронксе была маленькой, темной и неряшливой. Картонные стены оказались весьма условными, и Бартону казалось, что он поселился под кроватью у парочки наркоманов, которые, укурившись, то ржали, как ненормальные, то трахались, то швыряли мебель в маленьких зеленых человечков по углам. Но выбирать не приходилось. Практически все точки Щ.И.Т.а были скомпрометированы.

ГИДРА шерстила своих бывших коллег, хватая агентов даже на улицах. У нее были деньги, база, фото, сведения о семьях и вообще все, что угодно. И хотя правительство США уже очнулось и принялось разгребать завалы, под которыми тайная фашистская организация похоронила секретную службу защиты Земли от инопланетной угрозы, государственная метла только лишь замедлила работу ГИДРЫ, иногда даже играя ей на руку, поскольку охотилась теперь вообще на всех подряд, кто хоть каким-то боком имел отношение к Щ.И.Т.у.

Бродить по городу в латексе и с луком за плечами было теперь не просто вызывающе, а ужасающе глупо. Народ, напуганный обширными разрушениями, стрельбой на улицах и драками «стенка на стенку» между хорошими и плохими парнями, уже не улыбался при виде странно одетого мужчины, считая его безобидным гиком, а прямиком вызывал полицию, вслед за которой прибывала национальная гвардия, танки и вертолеты. И в лучшем случае можно было загреметь в гражданскую психушку, а в худшем – сгнить где-нибудь на секретной военной базе в ожидании адвоката, который так никогда и не придет.

Даже переодевшись и замаскировавшись под жителя самого неблагополучного района Нью-Йорка, Клинт не чувствовал себя в безопасности. Его изображение, как и фотографии остальных Мстителей, включая самого Капитана Америку, были расклеены на каждом углу, регулярно показывались по телевизору, демонстрировались на рекламных щитах и отнюдь не с выражением благодарности за очередное спасение планеты. Их разыскивали, на них охотились, их хотели изолировать от нормальных людей, и не важно, что угроза Земле продолжала существовать. Люди боялись их. И, пожалуй, имели на это право.

– Еще! Давай еще, детка! – скрип кровати за стеной перерос в грохот. – Ну, же! Еще чуток. Агррр!!!

Бартон устало застонал и натянул подушку на голову, понимая, что это не поможет. Брачный период обдолбанных кроликов за стеной мог продолжаться часами. Заснуть при таком ужасающем шуме было бы не под силу даже просветленному дзенскому монаху. Он сполз с раскладушки, комкая и без того смятую постель, и, не зажигая света, отправился на жалкое подобие кухни, расположенное в нише между комнатой и куцей прихожей. Синее пламя газовой горелки заплясало под закопченным дном кружки, которую Клинт использовал вместо чайника. Кипятить воду в небольшой посуде было быстрее, а гостей он не ждал. По крайней мере, тех, которых хотелось бы напоить чаем.

– Ну, и помойка, – тихий вкрадчивый голос раздался у него за плечом.
– Мать твою! – Бартон едва успел отскочить от волны кипятка, полетевшей из кружки прямо на его голое колено.
– Смотри, какой ты нервный стал, – хихикнул голос.

Кулак Клинта разрезал темноту, но цели не достиг. Более того, Бартон никого даже не почуял, хотя по инерции проскочил всю кухню и вылетел в комнату. Ни дыхания, ни шелеста одежды, ни колыхания воздуха от ускользающего противника.

– Больше никогда, слышишь, ты, гад?!
– О, господи, что «никогда», Клинт? – было слышно, что говоривший улыбался.
– Я больше никогда не позволю тебе захватить мой разум, сволочь!
– И в мыслях не было, моя птичка, – Локи сделал шаг вперед, выступая из темноты, оказываясь в двух шагах от Бартона. – Твой разум не представляет для меня никакой ценности, Клинт, поверь мне. К тому же, меня здесь даже нет, а подавление разума требует личного присутствия и кое-каких приспособлений.
– Поверить тебе? – Бартон не удержался и едко рассмеялся. – Кто в здравом уме может вообще даже подумать о том, что тебе можно верить? Где ты, а где правда?
– Где я – это сейчас совершенно не важно, – махнул рукой Локи, и Клинт заметил легкий радужный след, который тянулся за ней и быстро таял в воздухе. – А вот тебе небольшой кусочек правды. Сейчас сюда направляется вооруженный отряд твоих приятелей в черной форме с забавным осьминогом на бронежилетах. И если ты не поторопишься, минут через тридцать здесь будет очень жарко.
– И с чего вдруг такая забота о моей персоне? – Клинт скривился, но невольно потянулся к паду, на который приходила информация со всех окрестных вэб-камер.
– Бог обязан заботиться о своих…
– Ты не бог, Локи! – заорал Бартон. Возня за стеной прекратилась. Похоже, теперь соседи заинтересовались происходящим у всегда тихого и незаметного Клинта. – А уж я, так вообще никак не твой, и никогда твоим больше не стану, – окончил он зло.
– Вопросы твоей веры и преданности мы оставим на потом, Клинт, – отмахнулся Локи. – А сейчас ты должен уходить, и как можно скорее. Люди ГИДРЫ знают, за кем идут. Так что подготовлены они хорошо.

Клинт закусил губу. Имея более чем печальный опыт общения с Локи, он не верил ни единому его слову, но никак не мог понять, в чем выгода лжеца в данном случае. А выгода просто обязана быть. Иначе мерзавец не пошевелил бы и пальцем. И если для достижения своей хитро упрятанной цели Локи сказал правду, то прямо сейчас ему нужно принять сложнейшее решение: кто для него опаснее, ГИДРА или чокнутый асгардец, мнящий себя владыкой всея Земли. Черт! Клинт бросил очередной взгляд на пад и заметил пару черных мини-вэнов, сворачивавших на углу Сороковой улицы. Выходило, что Локи не соврал.

– Сколько их? – Бартон метнулся к шкафу, на ходу запрыгивая в штаны, и выдернул оттуда собранный аварийный рюкзак.
– Ты поставил на меня, моя птичка, – довольно улыбнулся Локи и взмахнул рукой.
– Это был выбор без выбора, так что не обольщайся, – Клинт запнулся, заметив, что комната пуста.
– Их двадцать человек, – тихо произнес Локи, выныривая из пространства в паре сантиметров от Бартона. – Будут перекрывать главный вход и пожарную лестницу. Единственный шанс – мертвая зона в юго-западном углу дома. Спускайся с крыши и иди в направлении центра. Через два квартала увидишь автомобиль без верха. Ключи в зажигании. Одежда под сидением. Переоденешься, и тебя сам черт не узнает.
– Отодвинься, – зашипел Бартон.

Он чувствовал себя ужасно, глядя в огромные зеленые глаза асгардца, которые были слишком уж близко. Что-то клинило в мозгу, наверное, по старой памяти.

– Меня здесь нет, Клинт, так что расслабься, – усмехнулся Локи, исчезая и появляясь за метр от Бартона. Только слабый радужный след мелькнул на предплечье лучника и быстро растаял.
– Ладно, черт с тобой, – Клинт покачал головой. – Знаю, что пожалею об этом, но выбора у меня нет.

Он закинул пад в рюкзак, подошел к двери в коридор и осторожно приоткрыл ее, прислушиваясь.

– Иди, – шепнул ему Локи прямо в ухо. – Самое время.


Грызун

Дом он чуть не проскочил на полном ходу, громыхая по проселочной дороге раздолбанным кабриолетом Chrysler Baron прошлого века выпуска. Дамский парик, нахлобученный им на голову с матами и рычанием при переодевании на пустой нью-йоркской улице, несколько раз за поездку спасал ему жизнь. Ни полицейские, ни агенты ГИДРЫ, да вообще никто в мире не мог и помыслить, что веселенькие платиновые кудряшки и объемный меховой воротник, в сочетании с заросшей недельной щетиной рожей, принадлежат не чокнутому фрику-стендаперу из Сан-Диего, а опасному агенту Клинту Бартону, которого с особым рвением разыскивали власти по всей стране.

Люди смущенно отворачивались от него, напуская на себя безразличный вид, как обычно делают все при встрече с инвалидом или городским дурачком. Чисто эстетически это напрягало, и каждый визит на заправку или в придорожную закусочную превращался для Клинта в пытку. Но умом он понимал, что именно этот ловкий ход позволил ему относительно безопасно выбраться из Нью-Йорка и унести ноги от внимательных стражей порядка, еще в паре штатов.

Он двигался на запад в сторону Сиетла, как предложил ему Локи в один из своих многочисленных, но недолгих визитов. Асгардец утверждал, что у самой границы страны у него есть секретная точка, где опальному агенту можно будет перекантоваться, пока на поверхности все не прояснится.

– Через пятьдесят метров будет поворот направо, Клинт, – внезапно заявил Локи, материализуясь на пассажирском сидении.

Бартон в стотысячный раз за поездку подскочил от неожиданности, чертыхнулся и заложил крутой вираж, скрипя колесами и вздымая облако пыли.

– Раньше нельзя было появиться? – рыкнул он, резко сбрасывая скорость – подъездная дорожка была узкой и извилистой.
– Я был занят, – ответил Локи и лучезарно улыбнулся глядя на хмурую физиономию Бартона.
– Даже не спрашиваю, чем. Наверняка готовил очередную пакость, – Клинт извлек из кабины свой рюкзак, хряснул дверцей автомобиля и, поддернув полы своего длинного бежевого пальто, потопал к дому.
– Хорошо выглядишь, – хихикнул Локи в спину Бартону, но тот даже не обернулся, чтобы послать шутника подальше. – Еда в холодильнике, постель в комоде! Рекомендую выспаться, а то у тебя руки дрожат.

Дверь старого обшитого досками и сто лет не беленого дома с грохотом закрылась, скрывая из виду платиновый парик и бежевое пальто.

~

Хмурое серое утро явно не приглашало встретить день бодрой пробежкой. Дождь барабанил по крыше, нагоняя сон. Бартон в третий раз за последние полчаса лениво открыл глаза и подскочил в постели, уставившись на Локи сидевшего в непринужденной позе на краешке дубового стола. На самом столе громоздилась немаленькая клетка, в которой что-то копошилось и похрустывало.

– Ты бы стучать, что ли научился, – Клинт в один присест натянул штаны, соскакивая с кровати. – Что это? – невежливо ткнул он пальцем по направлению к клетке.
– Стучаться мне нечем. Ты же знаешь, меня здесь нет. А это, – Локи взмахнул рукой, оставляя знакомый радужный след в воздухе, – морская свинка, твой новый друг.

Он отплыл от стола, чтобы Бартон мог получше разглядеть подарок. Пухлый рыжий зверек, похожий на толстую белку без хвоста, перестал жевать и настороженно посмотрел на Клинта своими черными глазами-бусинами.

– Нет-нет-нет! Какого черта!
– Поскольку сидеть тебе здесь долго, а я не всегда смогу составить тебе компанию, он скрасит твое одиночество. Вы, люди – стадные животные, я знаю…
– Уноси это отсюда немедленно. Я здесь задерживаться не собираюсь, – зверек в клетке вдруг обеспокоено запищал.
– А придется, – Локи улыбнулся и покачал головой, – Ты никогда не видел людей после промывки мозгов? ГИДРА славится специалистами в этой области.
– Вот, про промывку сейчас не надо было, – рыкнул Клинт, сжимая кулаки, и, в очередной раз, усилием воли подавляя желание залепить етуну в глаз. – В этом деле ГИДРЕ до тебя, как до Луны пешком!
– Ты, конечно, очень настойчивый, но к моей царственной физиономии сможешь прикоснуться еще не скоро, – загадочно улыбнулся Локи.
– Да, чтоб ты провалился совсем! – гаркнул Клинт. – Что я вообще здесь делаю? Сам же утверждаешь, что ты бог. Так что тебе – богу – стоит найти мне остатки моего персонального стада?! Найди тех из наших, кто уцелел, отведи меня к ним, и мы будем квиты. Тебе же раз плюнуть, нет? Клянусь, я буду тебе страшно благодарен, и больше даже и не подумаю о твоей царственной морде!
– Беги голосовые связки, моя птичка. Я просто хочу уберечь тебя от неприятностей. Поживешь здесь, пока все не устаканится. Пообщаешься с природой, так сказать.
– И сколько это продлится?
– Не знаю. Сам смотри, – Локи указал на экран телевизора, который мигнул и включился на новостном канале.

Показывали сюжет о перестрелке в одном из высотных зданий Сиэтла. Три верхних этажа выглядели так, будто по ним прошелся Халк в самом мрачном расположении духа. Корреспондент с ужасом в глазах рассказывал о том, что под завалами, вероятно, находится несколько гражданских лиц из числа охранников помещений. Кто совершил эту страшную диверсию, было неизвестно, но майор американских ВС, дававший комментарий, высказал убеждение, что они найдут улики, ведущие к ГИДРЕ, Щ.И.Т.у или даже к секретному подразделению Мстителей.

– Мать его! – Бартон нервно выключил телевизор и швырнул пульт на стол, мышеобразное животное резко метнулось в угол, разметая в стороны опилки, лежавшие на полу клетки. – Все равно, мне это не нужно. Забирай его отсюда, – кивнул Клинт в сторону клетки.
– Он теперь твой, – пожал плечами Локи. – Сам разбирайся.
– Клянусь, если ты не унесешь его, я назову его Локи и с большим удовольствием сверну ему шею.
– Вот уж, как хочешь, – усмехнулся трикстер, глядя, как ходят желваки на щеках Хоукая. – Ты можешь делать с ним все, что сочтешь нужным. Можешь свернуть ему шею. Можешь выбросить – зимы здесь холодные, и он сдохнет сам, а ты будешь как бы ни при чем. Да, хоть съешь. Не мое дело.

Локи смахнул несуществующую пылинку с рукава, окрасив темно-зеленую ткань радужным блеском.

– Корм для него уже доставили. Он на кухне. А это – книга о воспитании морских свинок, – он попытался подвинуть в сторону Клинта толстый том, лежавший на столе рядом с клеткой, но вовремя спохватился. – До встречи, орел. То есть, сокол.
– Глаза б мои тебя не видели, отродье, – зло прошипел Бартон, замечая, что остался один.


Приди

– Черт! – толстая книга по уходу за морскими свинками пролетела через всю комнату и шмякнулась на пол возле слегка потерявшей свой вид металлопластиковой конструкции.

Грызун лежал в углу помятой клетки и тихо попискивал от боли. Вывихнутый тазовый сустав и сломанная лапа стали результатом падения с полутораметровой высоты. Полет, в который его вместе с клеткой отправил большой мрачный человек, и удар о стену могли вполне закончиться и смертью. Но зверек оказался на редкость живучим. А добивать покалеченное животное Бартон не решился. Вместо этого он принес в комнату метлу и совок, сгреб рассыпанные опилки и отбитую штукатурку, выправил, как мог, прутья. И каждый раз, когда Бартон проходил мимо, черные глаза-бусины неотрывно сверлили его, будто опасаясь выпустить из виду.

– Я не знаю, что с тобой делать, крыса, – Клинт вздохнул. – Оказывается, я не могу свернуть тебе шею. И к ветеринару мне тебя не отвезти – тут же повяжут. И тебе не помогу, и сам спалюсь. А в этой чертовой книжке только про наполнитель для лотка, траву и блох с глистами.

Он вздохнул и подошел к клетке с несчастным животным, которое при виде надвигающегося великана начало отчаянно прерывисто пищать на такой высокой ноте, что Бартону стало просто физически больно. Он попытался извлечь малыша из клетки, но тот только громче заорал и вцепился зубами в палец, прокусывая его почти до кости.

– Ах, ты ж! – Бартон отдернул руку, и грызун снова вжался в пол, не прекращая орать. – Ну, прости меня, парень, – из ранки на пальце закапала кровь, но он не обратил на это внимания. – Потерпи чуток. Может скоро заявится тут один шизоид, так спросим у него, что делать. Но не уверен, правда, что он сможет или захочет помочь.

– Как ты, однако, элегантно меня описал, Клинт.

На этот раз Бартон даже не дернулся, будто ждал появления Локи в любой момент. Да, собственно, так оно и было. Это в самом начале путешествия он орал и матерился, обнаружив Локи рядом с собой в запертой кабинке клозета или выходящим из стенного шкафа в мотеле. Но теперь он уже почти свыкся с тем, что его приватность постоянно нарушают в самое неожиданное время и в самых неожиданных местах.

– Ты не убил его?
– Нет, – буркнул Клинт, – только покалечил. Но я не хотел.
– Конечно, не хотел, – ехидно улыбнулся Локи. – Ты просто пытался научить его летать, да? Но, как я понял, ничего не вышло. И судя по твоему искусанному пальцу, животное тебе не очень благодарно.
– Не смешно, – Бартон крепко зажал ранку, передавливая капилляры. – Ты можешь что-то сделать?
– А что ты хочешь, чтобы я сделал, Клинт? – Локи присел рядом с ним возле клетки. – Добил его?

Он повернулся и заглянул в глаза нахохлившемуся агенту Бартону. Снова слишком близко, слишком прямо, слишком тесно… Клинт задохнулся.

– Вылечи его, – пробормотал он себе под нос, отшатываясь назад и плюхаясь задом на пол. – Пожалуйста.
– Но меня здесь даже нет, Клинт. Что я могу?
– Да, все ты можешь, – Бартон протянул руку, пытаясь ухватить асгардца за плечо, но лишь взметнул сноп разноцветных искр. – Приди, я ничего тебе не сделаю.
– Сделаешь, Клинт. Еще как сделаешь, – улыбнулся Локи. – Но раз ты просишь, я не могу тебе отказать.

~

Темнота принесла некоторое успокоение – под ее покровом можно было улизнуть в самый дальний угол клетки, спрятаться в сене и переждать опасность, прежде чем она настигнет его и снова приведет с собой боль. Он не знал, почему теперь не ныли его лапы, однако чувствовал облегчение, замешанное на страхе, что в любой момент боль может вернуться. Слух грызуна был обострен до предела, но улавливал лишь тихое сопение со стороны огромного помоста, где с грозным ворчанием долго устраивался большой мрачный человек, прежде чем погрузить мир в темноту…

– Так просто?

Локи отряхнул руки, как мастер, завершивший тяжелую серьезную работу, и ухмыльнулся.

– А ты ожидал шаманских плясок с бубном?
– Ну, может, чего-то вроде света из пальцев, заклинаний на камне или какой-то другой вашей белиберды.
– Прости, если разочаровал, птичка моя. Тут обычный вывих и перелом без смещения. Даже полный остолоп справился бы.
– Ха-ха-ха, очень смешно, – Клинт скривился, глядя через плечо, затянутое в плотную глянцевую зеленую ткань, как свинка с остервенением вылизывает руку етуна. Маленький узкий язычок быстро мелькал, стирая капли какой-то полупрозрачной жидкости с длинных белых пальцев Локи.

– Будешь давать ему это лекарство раз в день, и через неделю–другую он сможет бегать от тебя быстрее прежнего.
– Это какая-то ваша асгардская хрень?
– Это лекарство из вашей ветеринарной аптеки, которая располагается за пять миль отсюда. Но ты, если хочешь, можешь воображать, что это хрень из Асгарда.
– Тебе нравится надо мной насмехаться, да?
– Мне в принципе нравится насмехаться, но над тобой – особенно приятно. Пойми, наша асгардская хрень может превратить твоего свина в монструозное чудовище, или разорвать его на клочки. Зависит от хрени. Но нам ведь нужно не это, правда, Клинт?
– Я, вообще-то, так и не знаю, что тебе нужно, Локи.
– О, ты произнес мое имя, Клинт, – Локи развернулся, уставившись в серые глаза, не мигая, – Сделай это еще раз.
– Локи, – мгновенно произнесли губы.

Мозг Бартона снова отказался повиноваться командам сознания, и на сей раз опасность сорваться была куда как больше, чем когда он общался только с проекцией чертового насмешника. Руки его задрожали, и он не мог понять чего в его состоянии больше – страха опять утратить свою независимость, обиды, злости или растерянности. Он пошатнулся и ухватился за край стола. Грызун перепугано запищал, заковылял прочь и точно бы грохнулся на пол, если бы Локи не подхватил его под пузо, возвращая в клетку.

– Насыпь ему побольше травы, – посоветовал он агенту, все еще стоявшему, вцепившимся в стол, как в спасательный круг. – Будь здоров, Клинт.

И, прежде чем Бартон успел придумать колкое замечание в ответ, зеленый вихрь унесся прочь, всколотив по пути коротко стриженые волосы сбитого с толку лучника…

Темнота принесла небольшое облегчение. Он завернулся в одеяло с головой, чтобы отрезать себя от всего, переждать опасность, которую чуял с тех самых пор, как столь глупо доверился Локи. Он не был уверен, что ГИДРА оказалась бы более предпочтительным вариантом, но сейчас, находясь на относительно безопасном расстоянии от этой организации, ощущал себя загнанным в клетку умелой рукой. Противное ощущение беспомощности не отпускало его ни на мгновенье. А потом пришел сон.

Кровать просела под чудовищным весом крепкого стройного тела. Белая кожа мерцала в полумраке комнаты, отражая отблеск зари под неизвестным Бартону небом.

– Я ненавижу тебя, Локи, – руки тянулись вверх, отметая слова.
– Еще бы. Я ведь сломал твое чувство собственной важности.
– Кто бы говорил. В этом состязании тебе нет равных. Твое эго безбрежно, как космос.
– И столь же ранимо. Желаешь меня укусить в отместку?
– Я кусаю только защищаясь, – слабый вдох, легкий шепот.
– А сейчас?
– Ты же сам видишь.
– Вижу, но хочу еще и услышать.
– Сейчас я весь твой. Но это ненадолго. Когда я проснусь, то буду тебя ненавидеть еще сильнее.
– Вот как? И за что же?
– Ты сам знаешь.
– Скажи.
– За то, что я снова весь твой.
– Заметь, это ты меня позвал. А мог бы и наплевать на свою свинку.
– Не мог. Я искалечил его. Я несу ответственность.
– Сломал его, да?
– Ты... Ах, ты сволочь!



Человек

– Ты боишься меня, Клинт?

Локи сидел на огромном стволе старого поваленного дуба недалеко от ручья, в котором плескался Бартон. На берегу, рядом с одеждой, удочками и уже выпотрошенной форелью пасся грызун, облаченный в шлейки и привязанный к ближайшему кусту длинным поводком.

– Вот еще! – Бартон яростно фыркнул, отплевываясь от холодной воды. Грызун подпрыгнул на месте и пискнул, отбегая подальше, насколько позволял ему поводок. – С чего ты взял?
– Откуда тогда этот затравленный взгляд всякий раз, когда я подхожу ближе, чем на полметра?
– Не выдумывай!
– Правда? – зеленый смерч сорвался со своего места и, мгновенье спустя, ухмыляющийся асгардец уже сидел рядом с мокрым взъерошенным Клинтом. – Обрати-ка внимание на свои реакции, птичка моя. Сердце колотится так, что вот-вот сорвется и выскочит из груди. Руки подрагивают, да и в целом тебя всего хорошо потряхивает, – Бартон нахмурился на свой кулак, который, действительно, вопреки его воле дрожал мелкой дрожью.
– Это от холода, – буркнул он и встал, радуясь, что нашел предлог отойти подальше от непрошеного психоаналитика.

– Не обманывайся, Клинт, – Локи покачал головой. – Дело вовсе не в холоде. Дело в тебе. Страх порождает беспомощность, и поэтому нам нужно поработать над этим.

Бартон поднял с земли штаны, отряхнул и принялся медленно натягивать их, не отрывая взгляда от своего визави.

– Страх и настороженность – разные вещи, чтоб ты знал. То, что вытворяет в твоем присутствии мое тело, не имеет никакого отношения к страху. Но я постоянно на взводе, все время опасаюсь, что ты выкинешь какую-нибудь из своих штучек и испепелишь всю округу, а я буду не готов, не успею помешать тебе. Ты сводишь меня с ума.
– Даже в теплой постели?
– Что?! – кровь бросилась в голову Клинту, и он чуть не свалился, запутавшись в штанинах. – Это был сон, ты слышишь меня?!
– Конечно сон, не ори так, – Локи окинул его насмешливым взглядом. – Хороший, кстати, сон. Приятный во всех отношениях.
– Это был мой сон, ты понял?
– О, Клинт, ты такой наивный, – улыбнулся Локи.
– Ты был там, – Бартон произнес это тихо, скорее для себя, чем для собеседника. – Ты все это время был там.
– Ну, только не говори, что тебе было неприятно. А, кроме того, должен же я удостовериться, что ты все правильно выстраиваешь.
– Что выстраиваю?
– Карман безопасности, – ответил етун и улыбнулся. – В твоем положении он обязательно должен быть. Так что не отказывайся от него, даже если твои гости тебе и не очень нравятся.
– «Не нравятся» – это не то выражение, которое я бы употребил, но пока пусть будет так. Не ходи за мной.

Клинт отвязал грызуна, подобрал с земли рыбу и снасти и побрел в сторону дома. Даже не оглядываясь, он знал, что Локи смотрит ему вслед со своей обычной насмешливой улыбкой на лице.

~

Больше всего на свете Клинт ненавидел беспомощность. Он всегда ненавидел беспомощность – гораздо раньше, чем Локи поработил его сознание и сделал своей правой рукой в попытке захватить Землю. С самого детства, когда он, маленький хилый мальчонка, получал оплеухи от более старших и сильных товарищей по играм, которым не мог дать сдачи, как ни старался.

Именно ненависть к собственной беспомощности стала стимулом к занятиям, заставила его трудиться до седьмого пота сначала в школьном спортзале, затем в учебке, а после – в школе агентов, где Бартон – человек без всяких сверхспособностей, не обработанный никакими новейшими частицами, дарящими силы и возможности быстрого физического восстановления, оказался на самом верху списка лучших из лучших.

Когда зеленоглазый асгардец пришел за Бартоном, окутав его магическим туманом, он знал, что получает лучшего исполнителя, какого только можно себе представить. Клинт не имел понятия, каким образом Локи получил эту информацию, но был уверен, что тот знал о нем все. Позже синий туман рассеялся, но чувство вывернутости наизнанку и полной беспомощности при одном только воспоминании о тех днях осталось. Оно никуда не делось, как ни пытался убедить он проклятого етуна в обратном, просто спряталось в самый темный угол сознания, выползая время от времени на поверхность, понукаемое каким-нибудь внешним стимулом, вроде явления Локи. Локи, который еще недавно изводил его ежедневно своим присутствием. Локи, который не появлялся уже больше недели даже во сне…

Мощная судорога пробежала по телу. Он попытался дернуть головой, но не смог – лоб плотно охватывал металлический обруч, не позволявший поменять положение даже на миллиметр. Руки его были раскинуты в стороны и жестко удерживались какими-то зажимами, так же, как и ноги, крепко прижатые к полу современным подобием средневековых колодок.

– Кажется, он приходит в себя, сэр, – тихий голос принадлежал голубоглазому молодому человеку с коротко стриженными светлыми волосами и ладной фигурой, туго затянутой в черную форму. Прелестное большеглазое создание внимательно изучало плененного агента, склонившись к самому его лицу.

– Очень вовремя, Тони, – высокий брюнет показался из-за спины любопытствующего юноши. – Пожалуй, можем начинать.

Черноволосый субъект с высокими скулами, пристальным взглядом и тонковатой шеей бесцеремонно отодвинул юного Тони и встал перед Клинтом, засунув руки в карманы и покачиваясь на каблуках.

– Агент Бартон, – произнес он, мягко улыбаясь. – Мы даже не чаяли, что к нам в руки попадет настолько крупная рыба. Не знаю, каким образом вам удалось ускользнуть от патрулей в Нью-Йорке, но сегодня вы явно недооценили нас. Попасться на морской свинке… – улыбка говорящего стала шире и язвительнее. – Думаю, ваши коллеги из Щ.И.Т.а немало подивятся такой легкомысленности.

Мрачный взгляд из-под бровей Клинту изобразить не удалось – его верхние и нижние веки были растянуты так, чтобы глаза постоянно оставались открытыми. Он почувствовал, как в них защипало, и попытался моргнуть, но не смог.

– Вообще-то, по процедуре я обязан предложить вам добровольно сдаться и подчиниться, – хищно оскалился незнакомец, – но подозреваю, что это будет напрасной тратой времени. О вашем упрямстве слагают легенды. К тому же, не уверен, что смогу доверять вам, даже если вы согласитесь. Тем не менее, раз уж так положено, предлагаю вам подчиниться.

Тяжелое угрожающее сопение было ему ответом.

– Что ж, тогда приступим, – незнакомец отступил в сторону, и Клинт увидел прямо перед собой огромный плоский экран, по которому метались бессмысленные цветовые пятна, беспорядочно сменявшие друг друга. – Судя по всему, нас ждет долгая ночь.
– Пошел ты, клоун.
– Вы даже не представляете, себе, агент Бартон, сколько вас таких немногословных и остроумных прошло через этот волшебный аппарат, – голос из-за спины звучал спокойно и слегка насмешливо. – К утру, я думаю, ваши манеры улучшатся кардинальным образом. Вы будете рады подчиниться. Правда, от вас нынешнего тогда уже мало что останется.

Клинт почувствовал почти безболезненный укол в плечо – у маленького Тони явно была легкая рука. Голова закружилась, тело расслабилось, и он ощутил, как сознание его расширилось до размеров вселенной, погружаясь в транс. На заднем плане, сквозь какофонию дисгармоничных верещащих звуков в мозг проникала настырная фраза – ты подчинишься. А из самого темного угла подсознания долетал злой ответ: хрен вам всем, хватит с меня и одного «хозяина»…


– Клинт… – сквозь безумный вереск, потоком лившийся в уши, пробился тихий звук.
–…
– Клинт, очнись, – огромные зеленые глаза заполняли все пространство, заслоняя собой мельтешащий экран, несущий мигрень и судороги.
– Я снова сплю?
– Ты снова попал в переделку, – из белесого тумана проступило лицо – бледное и озабоченное. – Какого черта ты ушел из убежища?
– Тебя не было тринадцать дней, – язык едва ворочался, облизывая пересохшие губы. – Я думал, ты оставил меня в покое.
– Ты считал? – Локи улыбнулся. – Я был занят. Но это не значит, что тебе нужно было лезть прямо в лапы агентам ГИДРЫ.
– Свиненыш сбежал и снова попал в передрягу. Пришлось переть его к ветеринару. Откуда я мог знать, что он донесет на меня? Тебя же не было рядом, чтобы предупредить.
– Меня и сейчас нет рядом.
– Черт, это плохо, я здесь долго не выдержу, Локи! Эта машина сотрет меня нафиг.
– Не суетись, мне понадобится время. И ты пока прекрасно справляешься. Иди сюда, – Локи протянул руку, Клинт, не раздумывая, уцепился за нее, сделал шаг вперед и вдруг остановился, вспоминая, что намертво прикован к металлической конструкции, установленной посреди пыточной в подвале штаба ГИДРЫ.
– Как?..
– Т-с-с-с. Не задавай вопросов, просто иди за мной.

Снова чужое небо над головой и отблеск зари на матово-белой коже, и больно дышать от того, что может случиться.

– Так намного лучше, не правда ли, Клинт?
– Намного, – резкий вдох и сполохи под веками, пронзающие насквозь. – Ты больше не уйдешь?
– Отсюда? – тихий смех, будоражащий кровь. – Мы на твоей территории, Клинт – в твоей голове. Ты здесь хозяин и можешь делать все, что захочешь.
– Все?
– Абсолютно. Можешь прогнать меня или, в крайнем случае, залепить в глаз, – знакомая усмешка почему-то больше не дразнила.
– Прогнать тебя и сгинуть в недрах ГИДРЫ? Снова выбор без выбора?
– Ну, что ты, Клинт. Ты можешь остаться в этом уютном уголке и без меня. Подождать, пока подъедут твои товарищи, разберутся с противником и выведут тебя из транса. Я уже вызвал вашу пехоту, и с этой стороны ты в полной безопасности. Так что здесь и сейчас можешь даже убить меня и полностью освободиться. Ты же хочешь этого, правда, Клинт? – Локи обернулся к нему и оказался слишком близко, сердце Бартона снова пропустило удар.
– Не этого. Не сейчас, – руки, теперь свободные от оков, тянулись, привлекали к себе и не отпускали, губы зашарили в поисках ответа на невысказанный вопрос. – Локи…
– Я здесь.
– Останься.
– Ты принял решение, Клинт. Помни об этом, когда в следующий раз будешь сбегать или кусать меня за палец.
– Я буду помнить.
– Все будет хорошо, не бойся.
– Я не боюсь тебя, Локи. Больше не боюсь.


~

Сознание медленно возвращалось к нему. Где-то неподалеку приятный женский голос скороговоркой излагал параметры его физического состояния.

– Я не нахожу никаких особых отклонений в его энцефалограмме по сравнению с контрольной. Кажется, агент Бартон сумел найти средство противодействия методу промывки мозгов от ГИДРЫ. И мне кажется, его опыт было бы полезно зафиксировать и использовать для обучения ему других сотрудников Щ.И.Т.а.
– Как думаешь, Джемма, сколько он пробыл под воздействием этой машины?
– Не знаю, Фитц. С момента поступления анонимного сигнала и до того, как наша команда сумела подобраться к нему, прошло чуть менее суток. Правда, когда они нашли его, машина уже была выведена из строя, а пути отхода расчищены от ГИДРЫ.
– Очень интересно, Джемма.
– А знаешь, что еще интересно, Фитц? Кто-то привязал к его ноге хомяка на поводке.
– Не хомяка, Джемма – морскую свинку. Я видел ее, точнее его. Это мальчик.
– Ее доставили сюда вместе с ним? Зачем?
– Они хотели бросить его там, но свин решил по-другому. Ковылял за ними и пищал, пришлось забрать.

– Где он? – Бартон открыл глаза и попытался сесть в кровати.
– С возвращением, агент Бартон, – Джемма Симмонс улыбнулась во все тридцать два зуба.
– Вы говорили, сюда привезли мою свинку. Где он?
– В помещении, которое вам определили под временное жилье, – молодой человек с рыжими кудрявыми волосами выступил вперед. – Не волнуйтесь, с ним все в порядке. Меня зовут Фитц, и я хорошо ухаживаю за вашим свином, сэр.
– Его зовут Локи, – улыбнулся Бартон, заметив, как взлетели вверх брови мисс Симмонс.


– И что теперь будет?
– Теперь ты можешь снова попытаться возненавидеть меня.
– Не вижу смысла.
– Ого. Мы сделали большой шаг вперед.
– Знаешь, я наконец-то понял твой толстый намек, и у меня возник вопрос.
– Ты можешь задать мне любой вопрос, Клинт.
– Скажи мне, если я для тебя типа морская свинка, зачем ты приходишь ко мне по ночам? Это же сродни извращению, разве нет? Вот я же, к примеру, не обихаживаю своего свина.
– Во-первых, никакая ты не морская свинка для меня. Для меня ты человек, мой человек. Если ты не заметил, это совершенно другой вид. А во-вторых, я пансексуален, чтоб ты знал. Могу и коня окучить, и одолианскую амебу, если понадобится, или если захочу.
– Я догадывался, конечно, что ты псих, но не до такой же степени.
– У тебя воображения не хватит представить степень моей… хм… открытости миру. И не пытайся делать вид, что тебе это не нравится. Все равно не поверю.
– Не буду.
– Тогда займемся повторением пройденного, – произнес Локи, аккуратно укладывая на кровать своего человека.

@темы: Drama, PG-13, Клинт Бартон (Соколиный глаз/Хоукай), Локи, Мини, Фанфикшен

Комментарии
2015-07-11 в 21:56 

Альфа-кона
Awwwwwww :З Давно уже ничего хорошего по пейрингу не было)) мимими короче)

2015-07-11 в 22:41 

torchinca
Спасибо за то, что воспользовались нашими каменными календарями
Альфа-кона, спасибо :)
жаль, что Локи так и не ввели в Эру Альтрона. не дали подпитки фандому.

2015-07-11 в 23:03 

Альфа-кона
torchinca, его ввели, просто вырезали. Но он там только призраком для Тора

2015-07-11 в 23:35 

torchinca
Спасибо за то, что воспользовались нашими каменными календарями
Альфа-кона, вдвойне жаль. (( ну, ничего. обойдемся своими средствами. :)
говорили, что вырезанные сцены многое объясняли. надеюсь, режиссерскую версию нам, всё же, покажут когда-нибудь.

2015-07-11 в 23:41 

Альфа-кона
torchinca, да вообще всю Эру лучше воспринимать как страшный сон...

2015-07-11 в 23:47 

torchinca
Спасибо за то, что воспользовались нашими каменными календарями
Альфа-кона, вот просто ППКС. мне лично особенно обидно за Бартона. какое-то-то все с ним вышло никакущее. а Реннер так хотел развития персонажа.

2015-07-12 в 00:41 

derrida
отличный фик! спасибо

2015-07-12 в 01:36 

torchinca
Спасибо за то, что воспользовались нашими каменными календарями
derrida, вам спасибо :friend:

2015-07-12 в 23:14 

АТуин
Всегда будь собой. За исключением случаев, когда ты можешь быть драконом. Тогда всегда будь драконом.
Прелесть. Люблю этот пэйринг :inlove:

2015-07-12 в 23:28 

torchinca
Спасибо за то, что воспользовались нашими каменными календарями
АТуин, спасибо :)

2015-07-14 в 22:36 

Nazgul999
Маленький и злой
*растянув лыбу, тихо ныкает текст себе*

2015-07-15 в 00:58 

torchinca
Спасибо за то, что воспользовались нашими каменными календарями
2015-07-16 в 21:38 

Мальчик-Который-Выжил
Назвался Поттером - спасай мир!
Спасибо за любимый пейринг. Ну куда уж Клинт без Локи... И Локи без Клинта...

2015-07-16 в 21:42 

torchinca
Спасибо за то, что воспользовались нашими каменными календарями
Мальчик-Который-Выжил, вам спасибо )) ага. им, похоже, друг без друга никуда.

   

You have heart

главная